Ветер и буря азербайджанской действительности

Похоже, республика «аналогу олмаян» стремительно и целеустремленно приближается к установлению еще одного мирового рекорда, наряду с такими достижениями, как самые «убийственные» геокчайские гранаты (имеется в виду фрукт), самая нескончаемая спираль во власти (имеется ввиду ДНК хромосомы Алиевых), самый продвинутый искусственный интеллект (имеется ввиду депутат Сиавуш Новрузов) и самый сексуальный мачизм (имеется ввиду армия и дипкорпус). Однако излишний сарказм применительно к теме, о коей пойдет речь, в действительности, не уместен.

Дело в том, что в Азербайджане катастрофическими темпами растет число суицидов и преступлений, и, прежде всего, на почве семейно-бытовых конфликтов. Количеством актов насилия в обществе на душу населения республика ныне уступает едва только ряду стран Латинской Америки, издавна «прославившихся» высоким уровнем происшествий уголовного свойства. Но если в таких государствах, как Мексика, Венесуэла, Колумбия подавляющее число убийств обусловлено фактором повышенной активности организованной преступности (война картелей, разборки уличных банд), то в Азербайджане львиная доля агрессии и насилия приходится на сферу социальных межродственных и межсемейных неурядиц.

Практически каждый день бакинская пресса пестрит сводками о преступлениях такого толка. Сын рубит топором отца, отец застреливает дочь, брат ножом закалывает сестру, муж забивает до смерти жену, мать душит своих детей, и так до бесконечности. Конечно, в определенных сегментах общества, по свойству профессии или в силу интеллектуального уровня есть понимание истинных причин нарастающей катастрофы и попытки что-нибудь предпринять, однако само общество в целом по причине царствующего невежества не владеет механизмом оздоровительной саморегуляции. А государство, долг которого способствовать росту культуры общества, насаждать здоровые ценностные ориентиры и прочее, кроме полицейской функции карателя, не предпринимает ровным счетом ничего.

Некоторые азербайджанские социологи и психологи давно уже говорят о проблеме пассивности государства в этом вопросе, впрочем, делают это они с превеликой осторожностью, дабы не задеть взлелеянный Алиевым лубочный имидж наитолерантнейшей и наибезопаснейшей страны в мире. Угроза быть битыми, лишиться работы и даже загреметь в тюрьму заставляет этих специалистов-общественников откровенно лукавить, так как употребляемое ими аморфное и имитирующее критику выражение «пассивность государства» – диаметрально противоположно действительности. На самом же деле государство, а точнее оседлавшая его алиевская клика, является самым активным актором возникновения проблемы, образно выражаясь, очагом вспышки и разносчиком эпидемии агрессии в обществе. То есть, государство не то что бездействует, а само способствует катастрофе.

Но прежде чем закрепить это убеждение, следует обратиться к весьма интересным высказываниям азербайджанского психолога Азада Исазаде. Интервью было взято у психолога широко известным в Азербайджане сайтом по поводу очередных двух нашумевших случаев убийства в Азербайджане. В первом из них жительница села Хил Кусарского района Гюльнара Сайпуллаева отравила свою пятилетнюю дочь Луизу, подсыпав ей в чашку с молоком крысиный яд. Девочка умерла по пути в больницу. На вопрос следователей о причине убийства, мать ответила, что ей «просто захотелось отравить дочь». Во втором случае житель села Шахвеледли Дашкесанского района некий Рафиг Алекберов в пьяном угаре пастушьей палкой до смерти забил свою пятую по числу жену Кямилю Мамедову и новорожденную дочь. В интервью психолог Азад Исазаде сокрушается по поводу упомянутых инцидентов: «… Безусловно, мы уже не первый год отмечаем стремительный рост агрессивности, причем не только в Баку или Азербайджане, но и за пределами нашей страны. Общество все более и более ожесточается, радикализируется. Кто-то это объясняет политическими событиями – то есть, если существует какая-то агрессия между государствами, то хочешь ты этого или нет, но внутри общества будет расти производная ненависти. Шкала агрессии выросла».

В целом, Исазаде излагает мысль от своего имени, однако в предложении об агрессии между государствами он умышленно вставляет фразу «кто-то говорит». Налицо недвусмысленная констатация им факта веской причины агрессии в обществе, но изложенная, якобы, от чужого имени. Психолог явно идентифицирует одну из главных причин проблемы, но в то же время дистанцируется от своей мысли, так сказать страхуется от возможных нападок. Так же дело обстоит со следующим доводом: «Схема такая: человек не может проявить агрессию по отношению к начальнику, к сотруднику полиции, к чиновнику, потому что получит весьма суровый отпор. И когда он приходит домой, то вымещает свою агрессию и злобу на слабых членах семьи: на жене и ребенке».

Мысль академически правильная, но опять же, недосказанная. Исазаде прямо не говорит, но намекает на то, что обыкновенных граждан Азербайджана гнобят начальники, изводят чиновники и терроризирует полиция, в результате чего от бессилия вся накопленная злоба выплескивается людьми в их семьи. Явный страх перейти дозволенную черту заставляет психолога по долгу службы вроде бы и компетентно отвечать на поставленные вопросы, но вместе с тем и увиливать от прямого обличения причин проблемы.

На вопрос журналиста «что делать?», Азад Исазаде сетует по поводу отсутствия четкой государственной программы по работе с обществом и вскользь, «так себе между прочим», упоминает о каких-то тренингах и других непонятных мероприятиях по работе с обществом. В целом интервью получилось расплывчатым по причине витиеватости и недосказанности. Однако именно в силу излишних осторожничаний психолога парадоксальным образом им были вскрыты основные факторы, стимулирующие вспышку неистовой агрессии в азербайджанском обществе.

Конечно же, причины тотального психологического срыва масс бывают комплексны и многослойны, начиная от социальных проблем, заканчивая генно-физиологическими особенностями этносов и даже климатическими условиями их проживания. В конце концов, ни одно общество, даже самое благополучное, не избегает определенного уровня внутренней агрессии. Однако, когда само государство потворствует такому процессу и является главным источником этой беды, то насилие начинает расти в геометрической прогрессии, преображаясь из общественной язвы в норму. Психолог Исазаде, как бы нехотя подчеркнул эту сторону проблемы, с усердием «замаскировав» два главных возбудителя эпидемии насилия в Азербайджане. А ведь именно об этом уже годами трубят толпы аналитиков в Армении и всего лишь единицы в Азербайджане.

Во-первых, засилье деспотического коррумпированного режима, рабовладельческие методы правления, глухость власть имущих к проблемам и нуждам народа и еще много подобных явлений выталкивают психику человека за пределы общепринятых норм поведения в общественной и семейно-бытовой жизни. Многие пытаются потопить злобу в алкоголе, иные ломаются и накладывают на себя руки, третьи прилюдно сжигают себя в знак протеста, другие же генерируют обиду и унижение, а затем срывают весь накопленный негатив на себе подобных и своих близких. Причем поводы для насилия бывают разные, начиная от споров за земельный надел, завершая банальной неприязнью к члену семьи. Грубая сила, избранная в качестве единственного метода управления государством, механически и слепо перенимается обществом для регуляции отношений внутри себя, поощряя браться за топоры, ножи и палки при малейшем поводе. Таким образом, грубая сила преображается в философию взаимоотношений, перетекая с верхов к низам общества и способствуя пробуждению звериных инстинктов.

Во-вторых, колоссальному накоплению агрессии способствует огульное насаждение армянофобии. Любые способы массовой пропаганды, включая учебники, парламентские дебаты, телевизионные программы, культурные мероприятия, интернет ресурсы накачиваются государством идеей армяноненавистничества, не оставляют обществу возможности альтернативного взгляда на проблему конфликта с соседним народом. Насаждаемая ненависть, помешанная на не оглашаемом, но остро ощущаемом каждым индивидом чувстве стыда за поражение 90-ых, подобно химической реакции в подсознании толп пробуждает рефлексию насилия над «народом – обидчиком». Метод взваливания всех насущных бед на армян на протяжении истории регулярно использовался в среде закавказских тюрок, завершаясь волнами погромов, убийств, насилия. Доказательством тому – события 1905-го, 1918-го, 1988-го, 1990-го годов.

Однако срыв накопленной агрессии на армянах был возможен, покуда два народа жили смешано или бок о бок, без разделительных линий. Безоружные армянские жители Сумгаита, Баку и других городов и районов, преимущественно населенных тюрками, в случае нагнетания фобий на национальной и религиозной почве, становились легкой добычей для зомбированных фанатичных толп. Погромы способствовали сливу агрессии и обретению обманчивого чувства превосходства, победы над врагом. Однако иначе сложилась нынешняя ситуация, когда ненависть по отношению к армянам нагнетена до предела, однако «объект вожделенной расправы» недосягаем. Вместо безоружного народа приходиться иметь дело с армянской армией, сковавшей по рукам и ногам Азербайджан. Но ведь метафизика агрессии не предполагает ее самоликвидации. Природа агрессии такова, что она не может накапливаться в недрах общества бесконечно, и она не может раствориться в небытие, а должна коим-то образом выплеснуться наружу. В данных же условиях, естественно, она начинает разрушать те недра, в которых была порождена. А недра эти – азербайджанское общество.

Ныне едва ли можно остановить губительный процесс самопожирания этого общества. Во всяком случае ни государство, ни, тем более, социум похоже не осознают, в какой процесс загнал сам себя Азербайджан. Средневековое варварство широко шагает по стране, в то время как власти и не думают снизить градус фашистской риторики, ослабить прессинг общества и изменить откровенно издевательское отношение к подданным. Вместо этого безустанно, как мантры, звучат разглагольствования о безаналоговом мультикультурализме и толерантности Азербайджана. Лишь единицы, впитав культуру гуманизма и оставшись верными универсальным нравственным ценностям, смеют поднять голос осуждения и вразумления, дабы прекратить необузданную вакханалию ненавистнической пропаганды, и делают это прежде всего ради спасения своего – азербайджанского народа. Весьма нагляден пример того, как известный писатель Акрам Айлисли не побоялся продемонстрировать соотечественникам патологию вырождения потомства насильников – «марыгмузаффаров» в проклятых, психически больных человекоподобных теней. В ответ же писатель получил статус изгоя, травлю и угрозы общественно-политических деятелей «отрезать уши Айлисли». А в таких условиях сетовать власти и народу по поводу зашкаливающей агрессии в обществе равносильно либо лукавству, либо беспросветной тупости.

Посеявший ветер пожинает бурю. Библейская истина, как никакая другая формула, наглядно вскрывает азербайджанскую действительность. И если сегодня зараженные эпидемией ненавистничества и агрессии индивиды убивают своих близких и себе подобных, то завтра они уже толпами пойдут рубить, колоть и вешать власть, слепо уверовавшую в свою неприкосновенность.

Автор: Богдан Атанесян

Print Friendly, PDF & Email