Полицейские-убийцы и их покровители

Статья с запрещенной на территории Азербайджана страницы Meydan.tv

Смерть Эльмира Ахундова в Газахском отделении полиции 25 сентября при весьма подозрительных обстоятельствах вызвала немалый общественный резонанс. Сестра Эльмира утверждает, что он был забит до смерти. Доказательства достаточно веские – фотографии и видео тела брата со следами побоев. Это не первый, не десятый и даже не двадцатый случай подобной смерти в полицейском отделении, так что можно говорить не о случаях, а о явлении, нарастающей тенденции. Не стоит удивляться и стандартному в таких случаях заявлению полиции, что Ахундов вызван был для дачи показаний, вдруг ему стало плохо, вызвали скорую, но он скончался. Это при том, что, по словам сестры, они собирались ехать в Баку, а его задержали, когда он вышел из дома за сигаретами.

Эльмир Ахундов

Действия и заявления силовиков

27сентября МВД и Генпрокуратура выступили с совместным заявлением в связи со смертью Эльмира Ахундова, на следующий день последовало сообщениеГенпрокуратуры. В заявлении изложена отличающаяся от высказанной сестрой версия гибели Ахундова, которая заключается в том, что Ахундов умер в отделении не от побоев, нанесенных полицейскими, а от побоев, нанесенных ему днем ранее местным жителем, членом организации «Общественной поддержки полиции» Керимом Ахмедовым. В связи с чем Ахмедов задержан в качестве подозреваемого в убийстве по неосторожности и хулиганстве. А в сообщении говорится, что в связи с уголовным делом по смерти Э.Ахундова задержан сотрудник этого полицейского отделения, полковник Ильхам Сулейманов, который в день происшествия был ответственным дежурным по райотделу полиции. Полицейский задержан в качестве подозреваемого за злоупотребление должностными полномочиями, повлекшими тяжкие последствия.

Подозрения и вопросы

Печальный опыт подтверждает, что к заявлениям этих силовых и других ведомств нашей страны, как и других официальных организаций, нужно относиться очень осторожно, так как они врут не стесняясь. Врут от начала до конца нагло, понимая, что ни за убийство ни в чем неповинного человека, ни тем более за ложь адекватного наказания они не понесут. Эти заявление и сообщение рождают больше вопросов, чем дают ответов:

1. Почему совместное заявление МВД и Генпрокуратуры было сделано только 27 сентября, а не на следующий день после гибели Эльмира Ахундова 25 сентября?

2. Почему Керим Ахмедов не задержан за нанесение побоев Ахундову сразу после нанесения побоев? Члену «Общественной поддержки полиции» можно бить граждан?

3. Почему нет заявления-жалобы Э.Ахундова на побои, нанесенные Ахмедовым?

4. Почему сестра в первом обращении даже не упомянула об избиении своего брата?

5. Почему Керим Ахмедов задержан в качестве подозреваемого в убийстве и хулиганстве не сразу, а только после того, как смерть Ахундова в полиции получила огласку в сетях?

6. Почему сотрудник полиции, майор Ильхам Сулейманов, который в день происшествия был ответственным дежурным по райотделу полиции, задержан в качестве подозреваемого за злоупотребление должностными полномочиями еще день спустя?

7. Если К.Ахмедов виновен в нанесении побоев, повлекших гибель Ахундова, зачем арестован майор Сулейманов? Неужели только за то, что вовремя не вызвал «Скорую»?

Вывод

Из действий и заявлений силовиков напрашивается, что аресты Керимова и Сулейманова сделаны только для того, чтобы хоть как-то завуалировать еще одно резонансное убийство в полиции, показать, что виновные будут наказаны и этим смягчить негативную реакцию общественности.

(Не) бессмысленные убийства

Для человека, незнакомого с реалиями Азербайджана и многих стран постсоветского пространства такая смерть, – а если называть вещи своими именами убийство, – может показаться страшным, ужасным своей бессмысленностью, хладнокровной жестокостью. А человек, знакомый с реалиями хорошо знает, что это и есть самая обычная практика полиции: забрать человека на улице или прямо из дома, привезти в полицию, пригрозить избиением или пыткой, а то и изнасилованием, начать бить, пытать его, чтобы согласился побыстрее и побольше заплатить, откупиться от разбойников в мундирах, действующих от имени и под защитой закона.

Общественность узнает лишь редкие, самые вопиющие случаи, когда доходит до смерти, да и то не всегда. А в большинстве случаев жертва соглашается откупиться, если есть чем. Если стороны сходятся в цене, жертву освобождают, и он приносит деньги, причем ему могут поверить в долг, отпустить под честное слово, зная, что он никуда не убежит. Если не сходятся, дальше все сложно и по-разному, вплоть до летального исхода.

Методы выколачивания денег и признаний

В методы «добывания» своей «доли» полиции входит все средства от провокационных оскорблений, матерных ругательств до побоев и угроз унизительных пыток, вроде изнасилования и «пытки бутылкой», со съемками этого процесса на видео с последующим выставлением в интернете. И не только угроз. Вспомним, как полиция угрожала и заставила подписать политзаключенных Гияса Ибрагимова и Байрама Мамедова, арестованных по обвинению в незаконном обороте наркотиков, после того, как сделали граффити на памятнике Гейдару Алиеву. Гияс рассказал своему адвокату, что его били, требуя, чтобы он возложил цветы к памятнику и попросил прощения:

«Я вновь отказался и меня вновь стали бить. С меня сняли брюки, и пригрозили изнасиловать дубинкой. Я был вынужден признать ложное обвинение в наркотиках».

Узники памятника Гияс Ибрагимов и Байрам Мамедов

Про угрозы изнасилования дубинкой рассказывал и Байрам. И тому и другому при побоях связывали руки и ноги скотчем.

Достоверно известно еще об одной угрозе изнасиловать молодого еще человека, ныне известного блогера при аресте, после чего он сразу объявил сухую голодовку, имя не называю. Для азербайджанского мужчины лучше смерть, чем такая унизительная пытка изнасилованием или «сажанием на бутылку». Это бесчестье, потеря лица.

Возможно, именно такой угрозой бесчестной пытки объясняется, почему Фаиль Гусейнов, достаточно крепкий для того, чтобы обезоружить полицейского в отделении, застрелился отнятым у стража порядка пистолетом? Если, конечно, эта официальная версия правдива…

Палач по прозвищу «Скотч Адалет»

Привлекает внимание кличка, которую дали начальнику полиции Казахского района Адалету Алиеву – «Скотч Адалет». До этого назначения в 2017 году он занимал должность замначальника Низаминского РПУ Баку.

Известный как Скотч Адалет Газахского РУП Адалят Алиев

Адвокат известного исламского проповедника, политзаключенного Тале Багирзаде рассказывал, как Адалет Алиев лично пытал его подопечного во время следствия, передает руководитель пресс-службы ПНФА, политэмигрант Натиг Адилов:

«Тале Багирзаде перемотали скотчем руки, ноги, заклеили глаза и рот, повалили на пол и били. Требовали, чтобы он подписал обвинение, связанное с наркотиками».

лидер Мусульманского движения Тале Багирзаде, иллюстрация Мейдан ТВ

Два столь разных видеообращения

Такие действия и пытки порождают гнев и ненависть. А грубые попытки завуалировать все это не уменьшают, а только увеличивают их. Когда статья готовилась к печати, в Youtube появились два видеообращения сестры Эльмира — Ульвии Ахундовой. Одно датировано 28.09.18 и опубликовано сайтом yenicag.az, другое от 29.09.18 и опубликовано sputnik.az с пометкой Пресс-служба МВД. В обоих обращениях несчастная женщина говорит, что ждет от президента помощи и справедливости. Однако содержание и форма у них достаточно разные.

В первом обращении Ульвия говорит эмоционально и судя по всему, искренне, обвиняет «Скотч Адалета», рассказывает об его угрозах парням, которых он обещал «отправить вслед за Эльмиром». А во втором, поникшая, сухо читает сорванным голосом написанный текст, который находится перед ней. Здесь обвинения полиции и «Скотча» уже нет, зато есть слова, что ее обращение «использовала оппозиция». Очевидно, что ее принудили прочесть этот второй текст угрозами и обещаниями, напомнили, что она член правящей партии и т. д. Оба обращения с опубликованным ранее первым видео мертвого тела Эльмира косвенно, но достаточно убедительно доказывают, что в полицейском отделении произошло именно убийство, и сегодня МВД пытается скрыть это. Какая это по счету смерть в полиции?

Гроздья гнева

Возможно, на этот раз кого-то накажут, но в любом случае это будет стрелочник, как всегда. А гнев и ненависть не всегда и не сразу проявляются в каких-то выступлениях и действиях, хотя и не исчезают полностью. И только иногда выплескиваются в стихийных акциях протеста, вроде событий в Губе и Исмаиллы, в сожжении автомобиля судмедэксперта в Сальянском районе, действиях вроде убийства сына главы ИВ Шамкирского района Аслана Асланова и покушения на жизнь главы ИВ Гянджи Эльмара Велиева. Не зря стрелявший в главу Гянджи Юнис Сафаров мгновенно обрел популярность как народный герой и мститель при всей пагубности такого взгляда. Об этом стоило бы призадуматься тем, кто работает в полиции и решил, что методы выколачивания денег или признаний из людей вроде побоев, изнасилований и пыток дубинкой и бутылкой позволительны и нормальны. И не только им, но и тем, кто их покрывает и защищает, от начальников отделений полиции и министра внутренних дел до главы государства, включая аналитиков и журналистов-пропагандонов.

Юнис Сафаров, обвиняемый в покушении на главу ИВ Гянджи

Чингиз Султансой