Огурец в ладошке. Чем заткнули огульную фатуллаевщину?

В памяти аудитории, усердно следящей за развитиями азербайджанской действительности, наверняка сохранились те несколько майских событий, о которых упомянем ниже. Вообще, месяц май для Азербайджана оказался богат на всякого рода происшествия, из которых каждое в отдельности заслуживает особого анализа. Однако здесь мы кратко коснемся всего лишь пары-тройки случаев, на первый взгляд не имеющих никакой связи между собой, но при более внимательном разборе изумительным образом складывающихся в единый пазл. При этом, оговоримся сразу, что наша версия, естественно, не претендует на статус безоговорочной истины, но и правдоподобности ей не занимать.

Итак, первое событие вобрало в себя перебранку между азербайджанскими пропагандистами и официальным представителем внешнеполитического ведомства России Марией Захаровой. Все началось с заявления Захаровой, что Россия сделает все от нее зависящее для защиты прав блогера Александра Лапшина. Сразу же после этого выступления МИД Азербайджана, а также разнокалиберные чинуши, депутаты, общественные деятели, всевозможные активисты, журналисты (словом, кому не лень), как по команде, накинулись на Захарову с упреками. Дескать, почему Россия не проявляет схожей активности в деле защиты прав «истосковавшегося по родительским косточкам, бессовестно осужденного злостными сепаратистами примерного российского гражданина Дильгама Аскерова»? Однако особой рьяностью отличился, конечно же, «идеологический киллер» на содержании алиевского синдиката Эйнулла Фатуллаев. Воодушевленный спущенным мидовцами заказом на «убой», Фатуллаев особо не отдавая себе отчета, какую фигуру берет на мушку и во что это ему может обернуться, пустился отчитывать Захарову за «антиазербайджанщину», поучать ее уму разуму и читать моралистические нотации.

Именно этим были пропитаны тексты его статей, по форме облаченных в жанр эпистолярной дуэли, а по сути смахивающих на банальную провокационную травлю. Фатуллаев с настырностью нервировал официального представителя российского внешнеполитического ведомства, добиваясь того, что Захарова не выдержит и ввяжется в полемику на уровне хаккиназовского плинтуса. А так как она по роду своей деятельности человек публичный (и даже слишком), то допущенные ею непременные срывы и проколы при такого рода полемике сыграли бы на руку провокатору. Во всяком случае именно этого добивался Фатуллаев, без устали строча свои «обличительные» статейки в адрес крупнокалиберной оппонентши.

Захарова же, как воспитанник дипломатической школы с богатейшими традициями, естественно, смогла сдержать себя в допустимых рамках, хотя от ее выступления к выступлению чувствовался нарастающий накал раздражительности. Она хорошо понимала, к чьей руке ведет поводок с ошейником на фатуллаевской вые, и кто дает ему команды «ату» и «фу». Поэтому-то и решила она не мелочиться на ответ только лишь зарвавшемуся тявкальщику, а одним махом смачно влепить и хозяевам, и «брату их меньшему». Действовать она решила радикально, сообразно ленинской бессмертной фразе «мы пойдем другим путем» и, естественно, что не обошлась Захарова без «добра» и «предметной поддержки» своих вышестоящих кураторов.

Тут-то мы напомним о следующих майских случаях, вместе с фатуллаевским заказным наездом аккуратно складывающихся в единую детерминистскую цепочку.

Судите сами. 26 мая Мария Захарова посещает торжественный прием в посольстве Азербайджана в Москве по случаю Дня Республики. Зашедши, по ее словам, на 10 минут, Захарова, поддавшись уговорам посла Полада Бюльбюльоглы, задерживается на час. Выйдя из посольства, она сразу же публикует в Фейсбуке фото с огурцом и черешней на ладони, сопроводив снимок словами: «Уходя, прихватила бакинский огурец и черешню, на память о ломившихся столах. Кстати, азербайджанские огурцы самые лучшие».

Сиюминутно бакинская пресса взахлеб и наперебой начинает публиковать захаровскую запись на своих страницах, по-видимому, посчитав сию выкладку одновременно и актом примирения, и одой отечественным бахчевым культурам, своего рода халявной высокосветской рекламой. При этом никакая из редакций не удосуживается поразмыслить, а случайно ли Захарова обратилась к теме огурцов. А зря. Ведь язык дипломатии полон подтекстов и ее методы хлещут символикой. Во всяком случае, сразу же после феерической огурцовой новости Азербайджан сотрясает другая сенсация.

В тот же день 26 мая в сеть просачивается видео порнографического свойства с участием в главной роли постоянного представителя Азербайджана в ООН Яшара Теймур Оглы Алиева. Символично, не правда ли, в «святой» для республики день представительское лицо этой самой республики в высочайшей международной инстанции вместе с двумя особами наилегчайшего поведения резвится на экранах компьютеров и смартфонов гогочущей отечественной и закордонной публики! Естественно, официальная азербайджанская пресса, под страхом закона о государственной тайне и ужасом быть живьем закопанной в апшеронских песках, игнорирует это совершенно «пустяковое» событие. МИД молчит в тряпочку, как будто это не их высокопоставленный сотрудник, а какой-нибудь сладострастный зеленщик из подмосковных Химок. Невольно вспомнился мерзкий случай с публикацией скрытой съемки интимной жизни оппозиционной журналистики Хадиджи Исмаиловой. А ведь тогда околовластные СМИ, депутаты, министры, одним словом вся президентская рать, принялась линчевать ее за «аморальность и непристойное поведение».

Впрочем, пойдем дальше. Через день после слива яшаровых сладострастных похождений, взбудораженная азербайджанская публика получает новую порцию сенсационных новостей. Союзник алиевщины по борьбе с «оккупантским армянским режимом», и рьяный защитник азербайджанской целостности ваан мартиросян в своем видеообращении «топит» платформу мира, назвав ее продуктом азербайджанского СГБ и агитпропа. С воплями «караул» и «проделки Фикса» азербайджанские пропагандисты пытаются коим-то образом остановить катастрофу, но по принципу эффекта домино участники этой аферы (в том числе и азербайджанцы) начинают вскрывать подноготную глупого проекта.

Ныне в Азербайджане все задаются вопросами, кому это понадобилось, и кто это сделал? Версий может быть много, но повторимся, уж слишком аккуратно складываются все упомянутые компоненты в логику майского противостояния между российским внешнеполитическим ведомством и бакинской кликой. Именно с санкции азербайджанского МИД после неудавшейся авантюрной сделки по обмену Дильгама Аскерова на Лапшина Фатуллаев начал клеветать на Захарову, вести себя по-хамски и без оглядки на последствия. А они не заставили долго себя ждать. И потому именно мидовцы вкусили первую оплеуху по ланитам, а затем и настала очередь куратора мутиловочной платформы Фатуллаева. Ведь не оставлять же пылиться видеозапись, так «удобно подвернувшуюся под руку», и не грех подобрать для той же цели проклятого соотечественниками и обреченного на безденежье новыми бакинскими хозяевами мартиросяна. Смекалки и возможностей на кару зарвавшихся клиентов российской дипломатии не занимать. Кто бы сомневался.

И если сия версия близка к правдоподобию, то следует воздать должное остроумию Марии Захаровой за огурец в ладошке. Кому повод для гордости за успехи отечественного овощеводства, а кому символический намек на неминуемое употребление по политическому назначению.

Автор: Богдан Атанесян