Азербайджанские правозащитники: подробно о списках политических заключённых

23 марта был обнародован обновленный список политических заключенных. 142 фамилий были названы рабочей группой азербайджанских правозащитников, деятелями неправительственных организаций и юристами. В настоящее время дела двух заключенных на мониторинге. Напомним, что ранее в списке, опубликованном в январе Центром защиты политзаключенных, было указано 161 фамилии. В чем причины таких расхождений – на этот вопрос ответили авторы двух списков, назвав причины расхождений.

По сообщению “Кавказского узла”,раннее версия списка была опубликована в августе 2017 года. В документ были включены имена 158 политических заключённых, а еще шестерых взяли на мониторинг. Утверждают, что списки составлены с учетом критериев принятой в октябре 2012 года резолюции ПАСЕ.

По сообщению координатора рабочей группы, главы Клуба прав человека Расула Джафарова, часть людей из предыдущего списка была освобождена досрочно, другая же часть вышла по окончании срока заключения. «Мы очень надеялись, что к Новруз-байраму будет помилование и выйдет большая группа осужденных, в том числе политзаключенных. К сожалению, этого не произошло, и потому мы решили опубликовать обновленный список», – так сказал он корреспонденту.

Сентябрь 2017 года стал очередным коротким периодом так называемой “оттепели” – 11 сентября, изменили меру пресечения директору агентства Turan Мехману Алиеву. В дальнейшем дело Алиева было прекращено. Условно-досрочно также были освобождены 14 жителей поселка Нардаран – ранее они получили сроки по обвинению в незаконном хранении оружия. 15 сентября судом было изменено наказание финансовому директору газеты “Азадлыг” Фаигу Амирову. В результате Амиров вышел на свободу.

В период с мая по апрель у некоторыхполитических заключённых к концу подходят сроки заключения. «Мы надеемся, что к 28 мая, 100-летию Азербайджанской Демократической Республики, будет распоряжение президента о помиловании и многие политзаключенные выйдут на свободу», – сказал Казымлы.

Напомним, что по численности самой представленной является группа осужденных по религиозным мотивам.

Политические заключенные в списке делятся на 9 групп. Так, в группу выделены представители СМИ – «Журналисты/блогеры» – всего 11 человек, в их число вошли Мехман Гусейнов, Афган Мухтарлы, Азиз Оруджев.

Следующая группа – поэт Тафиг Гасанли и писатель Садай Шекерли – включены в группу «Литераторы».

В группу «Правозащитников» попал один человек – Алиаббас Рустамов.

Представленной также является и группа «Политических и общественных активистов» – 12 человек, в том числе два зампредседателя партии Народного фронта Азербайджана Гезяль Байрамлы и Фуад Гахраманлы, лидер движения «Республиканская альтернатива» Ильгар Мамедов, активисты движения Nida Гияс Ибрагимов и Байрам Мамедов.

Самой большой среди всех стала группа «Верующих» – в неё включены 83 фамилии. Из них 59 человек были арестованы после конфликта жителей с властямив поселке Нардаран.

В этой же группе шестеро в заключении находятся за участие в акции протеста “Свободу хиджабу” -акция проходила в октябре 2012 года.

Шесть человек были арестованы в мае 2012 года – поводом стали протесты против проведения конкурса “Евровидение” в Баку. В заключении находятся трое арестованных в сентябре 2012 года в городе Масаллы – причиной стали протесты против выступления танцовщиц на местном фольклорном фестивале.
Кроме того, в списке значатся пятеро – они выступили против руководства Исламской партии.

Особая группа – “Приговоренные к пожизненному лишению свободы” в настоящее время в ней трое бывших сотрудников Отряда полиции особого назначения. Они были приговорены к смертной казни после мятежа в марте 1995 года. После отмены смертной казни расстрел был заменён на пожизненное заключение – максимальное на тот момент срок наказания в 15 лет.

15 человек осудили из-за акций протестов социального характера в Исмаиллы в 2013 году, Мигячевире в 2015 году и Сиязани 2016 году. «Бывшие госчиновники» – в эту группу вошли экс-министр здравоохранения Али Инсанов и бывший следователь прокуратуры Руфат Сафаров.

«Политические заложники» – группу составили три человека: Мубариз Абдуллаев, Мурад Адилов и Эльнур Сеидов – их осудили из-за политической деятельности родственников, по мнению авторов списка. 10 верующих из “группы Саида Дадашбейли” также вошли в список – в 2007 году их осудили по обвинению в сотрудничестве со спецслужбами Ирана и намерении свергнуть конституционный строй. По мнению авторов списка, следствие и суд проводились “с настолько грубыми нарушениями, что молодых людей признали виновными даже не в попытке, а в захвате власти, то есть в несуществующем событии”.

Рабочая группа отслеживает дела Эмина Шагиева и Ренада Алиева – последние являются близкими родственниками политэмигрантов Тюркеля Азертюрка и Риада Алиева. Причина – критика власти Азербайджана из-за рубежа.

В большинстве случаев позиции Центра защиты политических заключенных и Рабочей группы совпадают, по мнению координатора ЦЗПЗ Огтай Гюльалыев.
«Все 142 человека из списка Рабочей группы есть в нашем списке. Однако некоторых людей Рабочая группа признала политзаключенными по прошествии определенного времени. К примеру, в ее списке появились журналисты Эльчин Исмаиллы и Зия Асадли, активист движения «Мусульманское единство» Ахсан Нурузаде, активист партии «Мусават» Аликрам Хуршудов, член партии Народного фронта Эльнур Фараджев. Всех их мы с первого дня ареста признали политзаключенными, поскольку мотивы этих уголовных дел были очевидны», – сказал Гюльалыев.

Он отметил также, что расхождения прежде всего касаются в вопросе осужденных верующих и пожизненно заключенных.

«Нельзя, признавая политзаключенными лидеров и активистов движения «Мусульманское единство», не признавать таковыми людей, которые выполняли в этой организации технические функции. Ведь их тоже арестовали из-за деятельности движения. Наши позиции разнятся по отбывающим пожизненное наказание: осужденными по делам о мятеже ОПОН в 1995 году, о попытке госпереворота бывшего премьер-министра Сурета Гусейнова в 1994 году, а также участникам вооруженного отряда «Гарангуш», которые были фигурантами дела об убийстве силовиков, хотя собственно в убийстве они не участвовали. Мы считаем, что всем им должны были заменить высшую меру на альтернативную меру наказания на момент вынесения приговора, то есть осудить на 15 лет лишения свободы. Рабочая же группа считает политзеками только троих из них», – объясняет он Гюльалыев.

По сообщению члена рабочей группы Самира Казымлы, признаны политзаключенными трое, так как их еще в 2001 году таковыми признали эксперты Совета Европы.

Журналиста Джавида Ширалиева не считают политзаключенным. «В его деле были грубые нарушения процессуальных норм, но политических мотивов не было. Но ЦЗПЗ считает его политзаключенным. Или, например, богослов Эльшан Мустафаоглу, осужденный по обвинению в шпионаже. Дело было закрытым, мы деталей не знаем. Но сам богослов или его адвокат не заявляли, что считают дело политическим», – сообщает Казымлы.

Напомним, что Рабочая группа была создана еще в июне 2014 года – инициаторами выступили правозащитники Расул Джафаров и Лейла Юнус.

В 2014 году Юнус, Джафаров, а также правозащитник Интигам Алиев попали в тюрьму. «Тогда мы, оставшиеся на свободе активисты, журналисты, юристы, адвокаты, решили продолжить дело арестованных и регулярно обновляли списки. После освобождения правозащитников у нас ними наметились некоторые различия во взглядах и возник ЦЗПЗ. Однако наши списки на 80-90 процентов совпадают, наша работа служит общему делу – привлечению внимания к проблеме политзаключенных», – подытожил Казымлы.

Участниками Рабочей группы отмечается также, что число политзаключенных в Азербайджане возможно составляет больше, чем указано в списке. «В наши списки включены люди, дела которых были всестороннее изучены, и политические мотивы преследования не вызывают сомнений», – заметил Казымлы.

Власти Азербайджана отрицают наличие осужденных по политическим статьям.

Анна Лимонян

Print Friendly, PDF & Email