Эльмар Гусейнов: журналист и человек

Почти месяц назад был день рождения крупнейшего азербайджанского журналиста и медиа-организатора конца ХХ – начала ХХI века, человека огромной нравственной силы и мужества, главного редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова. Если бы он был жив, ему исполнился бы 51 год. 

Эльмар был убит семью выстрелами из пистолета 2 марта 2005 года в подъезде своего дома в Баку. Русскоязычный журнал «Монитор» был хорошо известен в Азербайджане своими острыми публикациями, его читали даже люди, не очень хорошо знающие русский язык. «Монитор» резко критиковал власти, в том числе президента Азербайджана Гейдара Алиева (1993-2003), и его сына, нынешнего президента Ильхама Алиева. Журнал «Монитор» и другие издания, которые издавал Эльмар Гусейнов, привлекались к суду различными представителями власти более 30 раз всего за несколько лет.

Из интервью Эльмара Гусейнова, 2004 год.

 «Власти своими бессмысленным репрессиями превратили «Монитор» в лакмусовую бумажку свободы слова в Азербайджане. Сегодня практически во всем мире знают, что у азербайджанского правительства есть проблемы с журналом «Монитор». Решить эту проблему власть не может, потому что цивилизованными методами решения проблем не владеет, а нецивилизованные приведут к резкой реакции мировой общественности».

 «Бескомпромиссный в главном деле своей жизни»

 Короткий, яркий жизненный путь Эльмара осветил жизни многих людей, которые знали его или читали его издания. Мне выпало счастье общаться и сотрудничать с Эльмаром, быть одним из авторов «Монитора» с 2002 года, и это составляет предмет моей гордости.

 Лучше всего об Эльмаре рассказали сотрудники его изданий, которыеработали с ним бок о бок, хорошо знали его и написали о нем сразу после убийства. Прощальные слова сотрудников «Монитора» – Бэлы Закировой, Закира Рзаева, Лады Стативиной, Ульяны Чертовских, Рафика Мамедли и других можно прочитать здесь

 Рушана Гусейнова, жена Эльмара сказала в тот страшный вечер: «Он принес себя в жертву ради нашей и вашей свободы».

 Из биографии Эльмара Гусейнова

Эльмар Гусейнов родился 17 июля 1967 года в Баку. Закончил Азербайджанский инженерно-строительный институт, отслужил в Советской армии. Поработал по специальности в Азербайджане, на строительстве Худаферинской ГЭС, работал и в России. Вернулся в Азербайджан в 1995 году, основал информационно-аналитическое агентство «Тренд», был одним из учредителей центра «Геоэкономических исследований», потом учредил общественно-политический журнал «Монитор», который стал главным изданием, делом его жизни, значительным событием в медиа-пространстве Азербайджана. За свою недолгую жизнь в журналистике, всего около 10 лет, Эльмар учредил несколько изданий, почти все были очень популярными — газеты «Бакинский бульвар», «Бакинские ведомости», журнал «Монитор weekly», то есть «Монитор» под несколько другим названием. Полностью биографию Эльмара можно прочитать также здесь.

 Эксперты об Эльмаре Гусейнове

Для характеристики Эльмара Гусейнова как человека и журналиста Мейдан ТВ опросил несколько известных экспертов – правозащитницу Лейлу Юнус, журналиста и медиаэксперта Арифа Алиева, политического аналитика Хикмета Гаджизаде. Весьма интересные высказывания другого известного политического аналитика, ныне депутата парламента Расима Мусабекова, цитируются по публикации Радио Свобода 2005 года. Полностью высказывания Р.Мусабекова можно прочитать здесь.

– Как вы оцениваете значение Эльмара Гусейнова и его изданий в медиа-пространстве Азербайджана?

Лейла Юнус.

Лейла Юнус: – «Монитор» не просто писал о самых актуальных проблемах общества. Эльмар сам писал такие статьи, которые актуальны и сегодня по прошествии десятилетия. Он проводил такие расследования, которые никто и сегодня не решается исследовать. Например, Эльмар написал статью под названием «Судный день», в которой проанализировал причины кровавого 20 января. Кто был заинтересован в этом страшном кровопролитии в 1990 году? Эльмар указывает, что целью организованных армянских погромов, за которыми последовал ввод войск в Баку, «была ликвидация республиканского антитрайбового руководства», и возвращение к власти нахичеванского клана, вдохновителем был именно Гейдар Алиев. Эльмар даже взял интервью у одного из организаторов погромов и сноса границы в Нахичнвани – Неймата Панахова, который и ссылается на Гейдара Алиева, цитирует его призыв: «пролить много-много крови»….

Кто еще проводил такие значимые журналистские расследования? Наследие «Монитора», как важнейшего исторического свидетельства – неоценимо.

Расим Мусабеков– Хотя я не скрою, что в его публикациях иногда были и перехлесты и в критике, не всегда проверенные факты приводились. Он выполнял огромную одну функцию в нашем обществе. Дело в том, что азербайджанская власть очень наглая, как вообще постсоветская власть, а тем более, власть восточная. Она очень отдалена от народа. И Эльмар, и журнал «Монитор» били эту власть. И как бы иногда даже удары были не совсем обоснованные, но они заставляли представителей власти, политический истеблишмент на себе почувствовать боль, может быть даже несправедливости, и становиться более человечной. И в этом смысле, конечно, место “Монитора”, я думаю, очень долго ни одно издание занять не сможет.

Хикмет Гаджизаде: – Хочу коснуться одного, но важного вопроса. Когда Эльмар Гусейнов начинал свою деятельность как учредитель и главный редактор, позиция его изданий была иная, чем к концу его жизни. Я регулярно читал «Монитор», просматривал «Бакинский бульвар» и «Бакинские ведомости», имел возможность сравнивать и делать выводы. Журнал «Монитор» и другие издания в основном отражали взгляды части русскоязычных бакинцев, свысока смотрящих на «чушек»-провинциалов, составляющих основную массу народного движения. Имею в виду взгляды той части бакинцев, которые не знали проблем населения сельской глубинки, не знали и не хотели учить азербайджанский язык. Они сильно поредели за последние 20 лет, но есть и сегодня. Это при том, что сам Эльмар Гусейнов язык и проблемы провинции знал хорошо. Это может показаться парадоксальным, но именно так и было. Позиция его изданий была по отношению к движению Народного фронта большей частью именно такая, какая, например, была и остается у Зардушта Ализаде, который, кстати, часто выступал в «Мониторе».

Однако со временем позиция изданий Эльмара, (а значит, прежде всего его взгляды на свои издания) по отношению к народному движению и оппозиции стали изменяться, и это меня приятно удивило. Уже в последние годы «Монитор» стал медленно, но верно двигаться в нашу сторону. Появилось больше публикаций, посвященных рассмотрению подспудных сил и логики народного движения, с оценкой его активистов. Вначале было не так. В это время Эльмар стал выступать уже как друг всех радикальных демократов страны и мира. Вот это меня поразило и восхитило! Публикации «Монитора» стали отражать понимание всех поворотов, изгибов и даже отступлений национального движения, со всеми его достоинствами и недостатками. Эльмар Гусейнов всегда был в первых рядах непримиримой оппозиции к власти. А в период, о котором я говорю, мы стали считать его своим – фронтовиком.

Ариф Алиев.

Ариф Алиев: – Эльмар Гусейнов создал совершенно новый для азербайджанского медиарынка продукт. До этого все журналы в стране были научными, развлекательными или сатирическими. Не было еженедельного или ежемесячного издания с глубоким анализом процессов, происходящих в современной политико-экономической жизни страны. Он, можно сказать, поднял критику на новый уровень: она стала более осмысленной, очень смелой, при этом предметной, опирающейся на четкие факты. «Монитор» показал азербайджанским журналистам, каким должна быть профессиональная критика, особенно в экономической сфере. Я неоднократно был свидетелем того, с каким уважением и серьезностью относились лучшие специалисты в различных областях к анализам и прогнозам Эльмара Гусейнова.

Но, к сожалению, власть не проявила и сотой доли подобного уважения к блестящей работе «Монитора». Скорее всего, именно это стало причиной того, что журнал не смог до конца удержаться на высоком профессиональном уровне и постепенно перешел ту тонкую грань, которая разделяет жесткие критические высказывания от пристрастного журналистского подхода. Нельзя сказать, что это произошло само по себе, незаметно для опытного глаза главного редактора. Бесконечные травли, судебные и несудебные преследования, физические и психологические давления с целю заставить Эльмара замолчать привели к ответной реакции. И тогда прозвучал выстрел…

– Вы были знакомы с Эльмаром? Какие у вас сохранились воспоминания? Что вы скажете о нем как о человеке, личности?

Лейла Юнус: – Да, мне посчастливилось быть знакомой с Эльмаром. Я горжусь этим. Такие личности, как Эльмар не часто встречаются. Человек, который отдает все силы борьбе за счастье своего народа, борьбе за справедливость, ищет ответы на самые трудные для своего времени вопросы, при этом подвергая свою жизнь опасности…. Таких я знала немного, честно меньше чем пальцы на руках…

Я рада, что наш Институт Мира и Демократии успел еще при жизни Эльмара вручить ему награду ИМД, как «Лучшему борцу за права человека».

Я многому научилась у Эльмара. Не буду говорить общие слова, приведу один пример. Вдруг узнаю, что в редакции журнала «Монитор» работает один молодой тогда журналист ХХХ (имя не приводится исходя из международных принципов и стандартов журналистики. Мейдан ТВ) . Думаю, как же это возможно? Разве Эльмар не знает, что этот тип – стукач? Специально встречаюсь с Эльмаром и спрашиваю – почему у него работает стукач? А Эльмар отвечает: «Лейла-ханум, ну конечно, я знаю, что он стукач, что он доносит на нас в соответствующие структуры. Но, если я сегодня его выгоню, завтра они пришлют к нам нового стукача. И пройдет, возможно, много времени прежде, чем мы его разоблачим. И все это время он будет на нас доносить. Гораздо выгоднее оставить его. То , что ему не нужно слышать, мы при нем не говорим. А то, что хотим, чтобы он донес говорим…».

Я это запомнила и неоднократно использовала сама: я не выгнала из нашего ИМД ХХХ (имя не приводится из тех же соображений. Мейдан ТВ), которая была стукачом, будучи в заключении, я согласилась на стукача адвоката – ХХХ (имя не приводится из тех же соображений. Мейдан ТВ)

Эльмар был не только мужественным, он был очень умным человеком. Он был интеллектуалом.

Хикмет Гаджизаде.

Хикмет Гаджизаде– Да, я был знаком с Эльмаром, но близки мы не были. Кроме того, что он был талантлив и умен, – это был мужественный человек. Я бы сказал, настоящий азербайджанский мужчина.

Расим Мусабеков– Эльмар был вдобавок ко всему очень смелый и физически сильный человек, его невозможно было запугать. На нем меры устрашения, типа попытаться избить или еще что-то сделать, не проходили. Я думаю, что когда оказалось невозможным посредством судебных процедур заставить его замолчать, обратились к крайнему средству. Действительно, первый случай убийства журналиста. Но различного вида давления, в том числе физического, на журналистов было достаточно.

Эльмар был нонконформистом. Действительно, от него доставалось всем – и власти, и представителям оппозиции. Он всегда старался выражать, скажем так, нетрадиционные какие-то взгляды.

Ариф Алиев: – Спрашиваете, как Эльмар мне запомнился? Вот так, страдающим. Когда видишь, что вокруг творится безобразие, понимаешь, что надо это остановить, знаешь как, хочешь помочь людям, подсказать, а взамен благодарности или хотя бы понимания получаешь удар под дых.

Последняя наша встреча была в Бакинском пресс-клубе после очередной атаки «неизвестных лиц» на одного из его журналистов. Мы говорили о профессиональном подходе к делу, в частности к критике власти. «Знаю, что иногда заносит. Но не могу остановиться. Того и ждут: если остановлюсь, уничтожат. А буду упорствовать, может, выживу». Не выжил. С ним умер «Монитор». Умерло и то, что он принес в азербайджанскую журналистику. Уже много лет в стране нет ни одного еженедельного или ежемесячного издания с глубоким, критическим анализом процессов, происходящих в современной политико-экономической жизни. Даже сатирических не сыщешь. Сплошной гламур! Народ развлекается!

– Сегодня сомнений в том. что он убит за свою профессиональную деятельность, практически не осталось. Как вы думаете, кто и за что именно его убил?

Расим Мусабеков.

Расим Мусабеков: – У меня нет сомнений, что такой радикальный критик режима, безусловно, находился под контролем соответствующей службы Азербайджана, я имею в виду и его встречи, и его переговоры по телефону, а может быть, офис и квартира находились под наблюдением. И те люди, которые, я думаю, планировали или собирались убить, так или иначе должны были попадать в поле зрения наших служб. Если внимательно процедят эту информацию, может быть легче удастся выйти на след исполнителей и заказчиков этого преступления.

Хикмет Гаджизаде– Не знаю. Могу только повторить версии, которые ходят в обществе. Достоверно ясно только то, что он убит за свою журналистскую деятельность.

Ариф Алиев: – Сегодня я не могу назвать имя конкретного заказчика, сказать, кто именно послал киллера к Эльмару Гусейнову, но я знаю, что ответственность за нераскрытые убийства журналистов всегда остается на совести власти.

Лейла Юнус: – Сразу после убийства Эльмара я написала большую статью , в которой дала четкий ответ на вопрос – кому нужно было его убить – Ильхаму Алиеву. Имя Эльмара Гусейнова уже увековечено. Его из истории Азербайджана не вычеркнешь. Надеюсь, что ему будет стоять памятник в родном Баку…

«Тайна следствия»

Министерство государственной безопасности (ныне Служба ГБ), которое ведет следствие по делу об убийстве, не раз заявляло, что участники этого преступления, граждане Грузии Таир Хубанов и Теймураз Алиев разыскиваются в качестве обвиняемых. Однако эти обвиняемые до сих пор не допрошены, несмотря то, что открыто проживают у себя дома в соседней стране. Вразумительных объяснений этому МНБ (ныне СГБ) не дает. Пресс-служба МНБ (СГБ) на все вопросы отвечает, что информация по делу об убийстве Эльмара Гусейнова – тайна следствия.

Из решения Европейского суда

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 13 апреля 2017 года вынес решение по делу об убийстве Эльмара Гусейнова:

«Правительство Азербайджана не провело эффективного расследования по уголовному делу об убийстве главного редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова, не сделало необходимых шагов для привлечения к ответственности убийц журналиста».

Оригинал статьи на meydan.tv