Новая форма давления на политзаключенных

В Азербайджане выдвижение новых обвинений в отношении политзаключенных, срок ареста которых вот-вот завершится, и продление тюремного заключения уже превратилось в тенденцию, считают представители общественности. Особенно резонансным стал случай с находящимся под арестом молодым блогером Мехманом Гусейновым, но это далеко не единственный подобный случай. Мейдан ТВ вспоминает, скольким политзаключенным за последние годы были продлены сроки ареста на основе новых обвинений.

19 января в Баку запланирован митинг оппозиционных сил в знак поддержки блогера Мехмана Гусейнова, против которого были выдвинуты новые обвинения за пару месяцев до истечения срока заключения, и других политзаключенных. Митинг согласован с бакинской мэрией.

А пока несколько представителей общественности, гражданские активисты, а также политзаключенные проводят голодовку в знак протеста против несправедливости в отношении молодого блогера.

Кто такой Мехман Гусейнов и что происходит?

26-летний блогер Мехман Гусейнов, известный своими видеоблогами о роскошных особняках госчиновников, два года назад был задержан полицией в очередной раз, а после освобождения рассказал журналистам о том, как его пытали сотрудники полиции. Что и стало причиной того, что блогер на основе иска начальника этого управления полиции по обвинению в клевете был лишен свободы сроком на два года в марте 2017 года.

В марте 2019 года Гусейнов должен был выйти на свободу. Но в декабре прошлого года против блогера выдвинули новые обвинения в избиении лейтенанта юстиции Али Абдалова. Если вина Мехмана Гусейнова будет доказана, его ждет от 3 до 7 лет лишения свободы.

Гусейнов не признает себя виновным как тогда, так и сейчас, и поэтому в знак протеста объявил голодовку 26 декабря прошлого года.

Сам Гусейнов считает, что его наказывают за его деятельность. Он – создатель и ведущий Фейсбук страницы «Sancaq – production», у которой около 350 тысяч подписчиков. Блогер известен своими критическими разоблачительными видеоматериалами о действующей власти и чиновниках. Мехман также является одним из создателей Института свободы и безопасности репортеров, который возглавляет его брат, политэмигрант Эмин Гусейнов.

Влиятельная правозащитная организация Amnesty International признала Гусейнова «узником совести». Местные правозащитники внесли его имя в список политзаключенных.

Поддержка Мехману и голодовка

В поддержку Мехмана Гусейнова в Баку и регионах прошли несколько акций протеста,во время которых были задержаны десятки активистов, около десяти из них получили административный арест, приблизительно столько же оштрафованы.

В штаб-квартире оппозиционной партии Мусават для объявивших голодовку в знак солидарности с Мехманом Гусейновым выделена отдельная комната. Среди голодающих – представители Мусават и Партии народного фронта Азербайджана, общественные активисты. Решили голодать столько, сколько позволит здоровье.

Штаб квартира Мусават. Январь, 2018. Фото Мейдан ТВ

«Мы не приняли это решение из-за того, что Мехман голодает. Мы объявили голодовку в знак протеста против выдвинутых в его отношении новых обвинений. Если мы сегодня не выступим против этой несправедливости, то завтра власти будут использовать этот метод против каждого», – говорит член Партии Мусават, бывший политзаключенный Тофиг Ягублу, объявивший голодовку с 4 января.

Сам бывший политзаключенный Тофиг Ягублу заявил, что прекращает с сегодняшнего дня голодовку, чтобы остались силы на участие на митинге 19 января.

«Все будет зависеть от ситуации с Мехманом Гусейновым, если мы как общество, оппозиция, а также международная общественность не сможем остановить это, власти вдохновятся, если они и после подобных акций, смогут настоять на своем, смогут оставить невиновного за решеткой еще на 7 лет, это их окрылит», – говорит Ягублу.

13 января несколько политзаключенных также объявили о начале голодовки. Письмо, подписанное Илькином Рустамзаде, Байрамом Мамедовым, Эльчином Исмаиллы и Ахсаном Нурузаде, заканчивается этими словами:

«Мы протестуем против погружения страны во мрак. Мы протестуем против репрессий. И не будем молчать! Мы выступаем против того, что в тюрьмах со светлыми людьми обращаются, как с гангстерами. С сегодняшнего дня мы объявляем голодовку в поддержку Мехмана и всех остальных, и призываем всех политзаключенных присоединиться к нам».

К голодовке присоединились уже 10 политзаключенных.

Мехман Гусейнов не первый

Практику выдвижения новых обвинений против заключенного власть впервые применила в отношении журналиста Эйнуллы Фатуллаева. В 2007 году получивший 2,6 лет ареста за клевету Фатуллаев, впоследствии был обвинен в разжигании национальной розни и приговорен к 8,6 годам лишения свободы. А в 2010 году, будучи за решеткой он получил еще 3 года наказания по обвинению в хранении наркотиков.

Та же практика была опробована на бывшем министре здравоохранения Али Инсанове. Против арестованного в октябре 2005 года по обвинению в экономических преступлениях и приговоренного к 11 годам ареста экс-министра в августе 2016 года, за два месяца до завершения срока ареста выдвинули новые обвинения в хранении психотропных веществ и нападении на сотрудника Пенитенциарной службы. Его приговорили еще к 7 годам лишения свободы.


Экс-министр здравоохранения Али Инсанов будучи за решеткой был приговорен еще к 7 годам ареста Фото ИА Туран

10 января 2019 года в отношении находящегося под арестом советника председателя Партии народного фронта Азербайджана Мамеда Ибрагима был объявлен новый приговор суда, согласно которому ему дали еще 5 месяцев и 22 дня ареста. 

Мамед Ибрагим был арестован на три года в сентябре 2016 года за хулиганство. За неделю до освобождения, в сентябре 2018 года против него возбудили новое уголовное дело по обвинению в хранении в тюремном заключении запрещенных предметов. После нового срока ареста он выйдет на свободу в марте этого года.

«Думаю, это делается для того, чтобы заставить людей отказаться от политической деятельности. Кроме Мамеда Ибрагима были и «узники хиджаба» Эльнур Джавадов и Тельман Ширалиев. Когда до окончания ареста оставалось всего ничего, им предъявили новые обвинения», – говорит сын Мамеда Ибрагима, Туран Ибрагим.

Эльнур Джавадов впервые получил административный арест на 30 суток в марте 2016 года, за два дня до освобождения ему дали еще два с половиной года по обвинению в хранении оружия, и когда до окончания срока очередного ареста оставались считанные дни, в октябре 2018 года его оставили за решеткой еще на 5 месяцев и 25 дней, обвинив в хранении колюще-режущего предмета в исправительном учреждении.

Арестованный в октябре 2012 года в акции с требованием разрешить носить хиджаб в учебных заведения Тельман Ширалиев был лишен свободы сроком на 6 лет по обвинению в организации беспорядков. А когда до освобождения оставалась пара недель, в декабре 2018 года его оставили за решеткой еще на 5 месяцев и 18 дней, «обнаружив у него под подушкой шило».


Советник председателя ПНФА Мамед Ибрагим согласно новому обвинению, останется за решеткой до марта этого года

«Выход в теории предотвращения угрозы»

Член правления Партии «Республиканская альтернатива», юрист Халид Багиров считает, что понятие «политзаключенный» в каком-то смысле превратилось в механизм психологической самозащиты:

«Не верится, что освобождение сейчас 150 политзаключенных может являть какую-либо опасность для власти. Так как сейчас есть огромная пропасть между ресурсами власти и общества. Но при этом идет психологическая борьба между властью и обществом. Власть хочет показать обществу, что ни в коем случае не собирается отступать. Так как это может дать надежду обществу. И поэтому власть применяет новые практики. Этому надо сказать «стоп». Власти нужно показать, что эти ее шаги могут дорого ей обойтись».

Халид Багиров считает, что на примере Мехмана Гусейнова общество впервые показало это власти.