Мамедъяров признал Карабах частью Армении: блажен кто не ведает*

Министр иностранных дел бывшей советской республики демонстрирует удивительное невежество и хроническую неспособность переварить оставшееся от пакта Ленин-Ататюрк политическое наследие под странным для западной части Прикаспия названием “Азербайджан”

Оказывается, даже пространные мидовские изложения официальных мероприятий с участием Эльмара Мамедъярова не могли выдать степень неподготовленности этого чиновника. При всем косноязычии его министерского русского, от бакинского баш-дипломата обычно исходил текст, вполне приемлемый для витрины юной государственности. Но сколько веревочке не виться…

В начале апреля 2019 года ватаге бойких девушек-репортеров, благодаря свойственной армянской журналистике непосредственности и, признаемся, наивности, удалось усыпить бдительность министра. Импровизированный брифинг на борту авиалайнера обернулся для господина Мамедъярова “арбузной коркой” причем — специфически “азербайджанской”.

Интерпретируя карабахскую проблему как территориальный спор, Мамедьяров произнес: “Карабах переводится с азербайджанского как “черный сад”. Это, по мысли Мамедъярова – последний и неубиваеый аргумент в пользу принадлежности края. В провластных бакинских СМИ в очередной раз замелькало: “черный сад”, “черный сад”, “черный сад”. “Вот как можно заткнуть армянку” – это заголовок одной из самых мягких публикаций.

Проблема здесь не в игнорировании свидетельств античных Ксенофонта и Геродота, указывавших на арменизацию края Арцах-Орхостена задолго до Рождества Христова, и тем более – до распространения в XVI веке топонима Карабах. Проблема в элементарном незнании родного языка. Пренебрежение к тюркскому присуще бакинской прессе и политическому истеблишменту страны с тех пор, как из Баку были изгнаны армяне, владевшие этим языком по признанию его этнических носителей, “бизден даха яхши”. Это конечно прискорбно — без всякой иронии. В пору тюркский университет открывать в Ереване, чтоб хотя бы там неукоснительно следовать заветам великого Мирзы Фатали-бея.

Карабах, прав Мамедьяров, сложное слово, образованное двумя корнями. Первый — “кара”, действительно тюркский, но никак не в значении “черный”. Видно, не доучил государственный язык господин министр. Второй — “баг”, означает “сад”, но в переводе вовсе не с тюркского, а с персидского. Тоже надо бы знать раз ты министр. В Карабахе, как его воспринимает Мамедъяров, ничего тюркского, увы, не оказывается. Так же как “азербайджанского”, если не считать признаком последнего дремучее географическое и лингвистическое невежество. Как ни жаль, именно на эту черту ставит вопрос уважаемый министр иностранных дел.

Вопрос сосуществования армян и тюрок в этой части Закавказья, до предела усложненный сначала проектом Николая Второго под названием “Азербайджан”, а затем прогерманским правительством Владимира Ленина, требует нестандартных решений. Последствия пакта Ленин-Ататюрк, сверстанного еще в 1919 году, были трагичны для армян и Армении. Неминуемый крах Советского Азербайджана — продукта этого пакта, позже, в 1991 году, привел к катастрофическому, согласно оценке президента РФ Владимира Путина, удару и по российской государственности.

Вывести людей из зловещей тени пакта Ленин-Ататюрк, помочь близким соседям обрести достойное, не омраченное идеологией и практикой геноцида, государственное обрамление – задача армян. Такова, судя по официальным заявлениям, мирная карабахская повестка правительства Никола Пашиняна. Во всяком случае, армяне относятся к прикаспийским тюркам-труженикам гораздо доброжелательнее, чем их осевшие в Анатолии собратья. Это может подтвердить любой из сотен тысяч тюркоязычных туристов, посещающих Армению ежегодно.

Но для решения столь сложных задач надо иметь дело с более подготовленными представителями государствообразующего тюркского населения Западного Прикаспия. В свете событий, произошедших в Ереване весной 2018 года, балагур и весельчак советского разлива представляется далеко не лучшим контрпартнером.

*) Bildiyindən danış, bilmədiyin səni güdaza verər (тюрк. пословица – ред.)

Источник