Закир Гасанов – не адмирал Нельсон, чтобы ввергнуть англичан в экстаз восхищения

Бытует мнение, что если не карабахская проблема, то Азербайджан лишился бы мотивации национальной идеи и, как государство, рассыпался бы быстрее, чем это ожидает его ныне. Надо сказать, что в этой версии, определенно есть доля истины, ибо сложно представить иную идеологическую платформу, способную хоть как-то объединить разношерстный конгломерат племен, народностей и религиозных общин, силою исторических обстоятельств оказавшихся в границах искусственного образования под искусственным же названием Азербайджан. Согнанным на войну, битым за Карабах и серьезно перепугавшимся, нынче им всем упорно внушается идея единения ради реванша и преодоления комплекса неполноценности.

Кроме того, карабахская проблема для азербайджанских властей еще и являет собой удобнейшую «черную дыру», в которой можно растворить все свои неудачи, злоупотребления и бесталанность. Как в смете пресловутая графа «иные непредвиденные расходы», карабахская проблема позволяет списать режиму наворованное, недоделанное. Нет истинной демократии – повинен Карабах, нет прозрачности – причина в Карабахе, нет справедливости – опять Карабах…

Словом, переиначив классика, можно сказать, что если бы Карабаха не было, его следовало бы создать.

Но вместе с тем азербайджанская действительность настолько сильно приправлена этой самой карабахской повесткой, что искусственность ее буквально выпирает наружу. Масло масляное – иначе никак не назвать навязчивую идею всю жизнь общества и повседневные его будни до деталей пропитывать карабахской тематикой. Порою такое рвение властей доходит до откровенного абсурда.

К примеру, на днях Кубок Лиги Европы прибыл в Азербайджан, где по итогам финальной игры 29 мая будет вручен победившей команде. Согласно традиции, за несколько дней до финала его развозят по нескольким городам принимающей финал страны, демонстрируют болельщикам и широкой общественности, одним словом пиарят грандиозное футбольное мероприятие, а заодно и принимающую страну.

Также поступили и в Азербайджане, однако, как и ожидалось, воздержаться от соблазна втюхать карабахскую тему в футбольный праздник и, тем самым, политизировать его, власти так и не смогли. Поначалу Кубок побывал в Гяндже, а потом, откуда ни возьмись, вдруг всплыл в «освобожденном от армянских оккупантов» селении Джоджуг Марджанлы. В том самом, которое, как помнят читатели, азербайджанская армия отвоевала у себя самой же, поскольку «армянских оккупантов» там отродясь никогда не было. Нет, конечно, мы не оспариваем право любой страны самолично решать, в каких населенных пунктах демонстрировать престижный футбольный трофей.

В данном случае Баку волен сам решать, где ему показывать Кубок, в каком-нибудь Юсуфджанлы или Хырдалане. Но, спрашивается, зачем лишний раз политизировать мероприятие, по сути своей совершенно далекое от политики? Притом, делать это после скандалов с повисшим в воздухе вопросом обеспечения Генриху Мхитаряну гарантий безопасности и запрета на прибытие в Баку английских болельщиков с армянскими корнями. Ведь сами же потом огрызались и ныли по поводу неблагожелательного и даже оскорбительного отношения британской прессы к Азербайджану. А ведь британцы ополчились на Азербайджан во многом из-за тупого упорства Баку разбавить футбольное мероприятие повсеместной опостылевшей пропагандой «армяно-азербайджанского» конфликта.

Но азербайджанской власти долбить что-либо о нецелесообразности того или иного поведения – это все равно, что швырять о стенку горох. Захотелось высоковластным муаллимам, чтобы, благодаря широкому освещению прессы в Британии, да и во всем мире узнали о Джоджуг Марджанлы и о славной странице «победного азербайджанского оружия». Но Джоджуг Марджанлы – это вовсе не отвоеванный у шотландцев Эдинбург, Лелетепинская ночная вылазка – совсем не Трафальгар, а Закир Гасанов – не адмирал Нельсон, чтобы ввергнуть англичан в экстаз восхищения. Им бы поскорее футбол посмотреть с пивком и дождаться прибытия того самого Кубка в Лондон.

Благо, в Кубок не подсыпали еще и джоджугмарджанлинской землицы в качестве реликвии в подарок Туманному Альбиону от Солнечного Абшерона.

Хотя, кто его знает…

Богдан Атанесян