На безбизимдирье и Лелетепе – бизимдирь. О главном посыле речи Алиева

Президент Азербайджана уперто продолжает скармливать свой народ «грандиозной победой» апреля 2016-го, как бульоном от наваренной уже в трехсотый раз одной и той же косточки.

5 июля на церемонии открытия в Пираллахинском районе Баку жилого комплекса для вынужденных переселенцев Ильхам Алиев по старой своей привычке вновь принялся витиевато и нудно расписывать свои заслуги в деле непременно ожидаемого в кои-то веки бизимдиря, тогда как у вынужденных переселенцев-новоселов вынужденно вяли уши от этой миллионной по счету обещаловки и от жаркого абшеронского солнца, под которое их согнали ради президентского спича. «Восстановление территориальной целостности Азербайджана является основной целью… Азербайджан проделал большую работу в сфере военного строительства. Результатом этого является освобождение в 2016 г. части оккупированных территорий».

Таков был главный посыл пираллахинской речи Алиева. Собственно, сразу же заметим, что пираллахинская его речь даже в самых мельчайших подробностях ничем не отличалась от иных его речей – масаллинской, зардобской, бинагадинской, тертерской, гейгельской…и так до бесконечности, поскольку бизимдирь – есть непременно главный постулат всех без исключения президентских речей.

В общем, вынужденные переселенцы-новоселы, конечно же, выслушали его и бурно зааплодировали. Куда же им было деться?

Но надо признаться, для подавляющего большинства этих вынужденных переселенцев романтика виртуального бизимдиря уже давно утратила привлекательность. Ибо 25 лет с лишком обитать в курятниках или, в лучшем случае, кочевать по съемным квартирам в надежде когда-нибудь разразиться счастливыми слезами при виде азербайджанского стяга над «Ханкенди» – образ жизни никак не симпатичный.

Не то, чтобы вынужденные переселенцы вовсе не патриоты родины, но ведь и самая-самая ядреная романтика патриотизма требует сколь-нибудь значимой материальной подпитки, ну, хотя бы, в виде пары отвоеванных или, на худой конец, выклянченных по дипломатической линии районов.

К великому сожалению вынужденных переселенцев у их солнцеликого президента таких скромных достижений нет и не предвидится, а о стяге над «Ханкенди» и говорить нечего. Зато у него есть гигантский флаг над малюсеньким холмиком, постоянными напоминаниями о которых президент-муаллим уже задолбал своих подданных. По-видимому, он руководствуется старой доброй поговоркой, переиначив ее во фразу «на безбизимдирье и Лелетепе – бизимдирь».

«Ну и пусть себе внушает», – хлопая президент-муаллимовскому спичу, вероятно, подумали вынужденные переселенцы-новоселы и в свою очередь в уме тоже переиначили алиевское убеждение – «на безбизимдирье и пираллахская квартира для нас бизимдирь».

Богдан Атанесян