В Азербайджане будут штрафовать за нарушение норм языка. Но поможет ли это?

С момента обретения независимости в Азербайджане принимаются законы, защищающие государственный язык. Недавно ввели штрафы для СМИ и рекламы за нарушение норм языка. Только непонятно, что такое норма, и как быть с тем, что не все во власти знают азербайджанский язык достаточно хорошо.

Объявления на заборе латиницей: “Odboyni direl” [отбойная дрель] и “perdorator” [перфоратор], а на автомастерских несколько вариаций слова “карбюратор”, но уже кириллицей. Той же кириллицей написано “турсух” на прилавке с трусами в магазине одежды, а в молочном отделе продаются skşonu malako (сгущенное молоко) и “марожна” (мороженое).

Все это можно увидеть в Баку, столице Азербайджана, где уже 30 лет официальный алфавит – латиница, а сам азербайджанский язык далек не только от славянских языков, но даже от всей индоевропейской группы, к которой относятся русский, английский, португальский и другие языки Европы.

Язык мой – штраф твой!

Активная борьба за чистоту азербайджанского языка началась после распада СССР. Принимались законы и указы, создавались контролирующие органы.

Но диалектизмы, заимствования из русского и элементарная неграмотность в родном языке не исчезли. А власти, судя по всему, и сами не смогли определиться, с чем из вышеперечисленного бороться.

В июне 2020 года был принят закон “О внесении изменений в Кодекс об административных проступках Азербайджанской Республики”. Теперь рекламные агентства и СМИ будут платить штрафы в размере от 60 до 600 долларов за нарушение норм государственного языка.

Два года назад президент Ильхам Алиев подписал указ о защите чистоты языка, в 2001 году похожий указ издавал его отец, предыдущий президент Гейдар Алиев.

С тех пор в стране появилось несколько институций по защите языка. Этого, видимо, показалось недостаточно, и вот теперь за нарушение языковых норм придется отвечать в административном порядке.

Но есть одна проблема: до сих пор не ясно, что такое норма.

Вообще-то это “ветровка”

Кто мониторит мониторы?

Депутат азербайджанского парламента (милли меджлиса) Захид Орудж – один из тех, кто голосовал за закон, вводящий штрафы за нарушение языковых норм. Но и он признает, что остается неясным, как будут определяться нарушения норм, если даже словарь орфографии не принят в окончательной версии.

Непонятно пока, и о каких именно нарушениях идет речь – об опечатках, плохом произношении или заимствованиях.

Прояснением этого, по его словам, должен заняться еще один новоиспеченный орган – мониторинговый центр при госкомиссии по языку.

Глава другого контрольного органа, мониторингового отдела Института языкознания при Академии наук, Севиндж Алиева сетует, что еще даже не утвержден штат этого мониторингового центра.

Что касается отсутствия словаря, то тут помешала пандемия. Севиндж Алиева, говорит что каждые пять лет их институт составляет орфографический словарь азербайджанского языка, включая в него новые правила и слова. Словарь утверждается кабинетом министров и подписывается в тираж.

“Словарь уже готов, отпечатан сигнальный экземпляр, но из-за пандемии типографии работали в ограниченном режиме, так что, новый словарь будет доступен для общественности в сентябре-октябре”, – говорит она.

А тут на самом деле продается сгущенное молоко.

А есть с чем бороться?

“Никто из моих друзей не может сказать, что я кому-то ответила “о’кей”, – говорит лингвист Севиндж Алиева. – Я для себя не могу принять использование слов из другого языка”.

По ее словам, даже коронавирус выявил проблему языка, так как на телевидении порой в слове “пандемия” букву “д” произносят с твердым русским звучанием.

“Когда в азербайджанском языке есть похожие слова, неправильно, умышленно или нет, привносить слова из других языков, – говорит лингвист. – И больше всего нас беспокоит построение предложений на азербайджанском по правилам русской грамматики”.

“Когда ходишь по улицам Баку, складывается ощущение, что ты не в Азербайджане, а за границей”, – сетует лингвист, отмечая, что в центре столицы реклама на иностранном языке напечатана более крупным шрифтом, чем ее перевод на азербайджанский.

На улицах Баку иностранная реклама живет рядом с традиционным укладом

Сопротивление безнадежно?

Мехман Алиев, глава информационного агентства Туран отмечает, что сегодняшние журналисты в основном получили образование в годы независимости, когда принимались законы о языке. И это никак не улучшило их грамотность. Так что, по его словам, решать проблему следует, улучшая образование.

А вот эксперт в области образования Руфат Алиев считает последовательное принятие законов и указов, а теперь уже и введение административных мер, показателями того, что система просто не работает.

По его мнению, усугубляет ситуацию пандемия, во время которой не приходится рассчитывать на парализованную самоизоляцией образовательную систему, ущербность которой и без того не вызывала сомнений.

Но дело не только в образовании. По словам Сергея Румянцева, социолога из Берлинского университета имени Гумбольдта, от влияния более крупных языков избавиться невозможно.

Борьбу с заимствованиями из крупных языков он считает безнадежной.

“Язык – это живой, динамичный организм. Он должен развиваться и заимствовать из других, а современная высокая культура и наука существуют вне пространства азербайджанского языка, – говорит социолог. – Любой язык сложен, он складывается из общения с другими языками, доминирующими в культуре, науке, политике”.

В Баку до сих пор популярна русская эстрада. Даже та, которая давно не популярна в России

От империи до республики

Русский язык пришел в Азербайджан вместе Российской Империей в начале XIX века. Местная знать стала получать образование на русском.

Баку за счет нефтедобычи стал к концу XIX – началу XX века крупнейшим городом региона. Сюда стали приезжать специалисты со всей империи, а позже и Советского Союза.

Так что в 20-е годы прошлого века русские вместе с белорусами и украинцами были крупнейшей этнической группой в городе.

После распада СССР, одновременно с расцветом национальной идентичности, страна открылась миру, и сюда пришли турецкий и английский языки.

Вместе с независимостью в Азербайджан хлынули иностранные компании: от нефтяных гигантов до производителей подгузников.

Сотни тысяч азербайджанцев находятся на заработках в других странах. В первую очередь – в России.

По данным Migration Policy Institute, 770 тыс. выходцев из Азербайджана живут в России, еще 83 тысячи на Украине. В Турции живут 20 тыс., еще 37 тыс. – в Западной Европе.

Все это привело к возросшей популярности английского языка, а заодно и турецкого. С Турцией Азербайджан в самых теплых отношениях с первых лет независимости.

Азербайджанский и турецкий языки похожи, оба они принадлежат к одной ветви тюркских языков. Хотя при этом многие слова отличаются по значению, что приводит к довольно комичным ситуациям в общении представителей двух стран.

Экономист Натик Джафарли говорит, что открытость миру способствовала заимствованию иностранных слов, возможно, даже больше, чем отъезд на заработки в Россию или на учебу в Турцию.

“Мой сын в пять лет говорил на анатолийском диалекте турецкого, потому что смотрел мультфильмы по турецким телеканалам, – рассказывает он. – Наша азербайджаноязычная молодёжь использует турецкие слова в повседневной переписке”.

Впрочем, когда в Баку в 1990-е годы вместе с турецким бизнесом пришел турецкий язык, его тут уже ждал русский.

По словам Джафарли, русское “уже”, стало таким устойчивым, что покорило не только Баку, но и самые дальние районы Азербайджана.

“И вот не прошло и пяти лет, как несколько моих друзей – турецких бизнесменов стали использовать русское “уже” в бытовом турецком”, – замечает он.

В Азербайджане до сих пор можно встретить кириллицу, хотя ее отменили почти 30 лет назад.

Пикантность в эту историю про многолетнюю борьбу за язык добавляет то, что некоторые чиновники в Азербайджане сами плохо владеют азербайджанским.

Особенно прославился этим уволенный недавно министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров. Его выступление два года назад в Стамбуле обсуждали и высмеивали в социальных сетях.

Там русскоязычный министр сделал неудачную попытку поговорить на азербайджанском, вставляя в речь тюркизмы и англицизмы. Вспоминая этот случай, Шахин Рзаев, журналист и политобозреватель сайта Jam-news.net говорит, что закон о чистоте языка лучше применить к самим чиновникам.

“Опять будут виноваты стрелочники, мелкие редакторы, журналисты. Пример надо самим подавать, а уже потом требовать от других. А до тех пор люди не будут воспринимать такие законы всерьез”, – говорит он.

По словам филолога, только просвещение может улучшить грамотность, а сам язык живет и развивается.

Защитить язык от его носителей?

В отличие от соседних Армении и Грузии, в столице Азербайджана в городских школах есть русские классы. В Баку живет 120 тысяч этнических русских, но есть и азербайджанцы, для которых азербайджанский язык стал вторым после русского.

Доктор филологии Гулу Магеррамли напоминает, что в стране научные исследования отстают от современного языка, который живет сегодня в социальных сетях.

В целом, по словам филолога, в азербайджанском происходят естественные для всех языков изменения: “У потребителей языка нет массовой проблемы, появляются заимствования и ладно, а азербайджанский язык живет и развивается”.

“Это [новые веяния в языке] должно изучаться, словари должны обновляться, а, например, словарь орфоэпии языка вышел в последний раз в 1982 году”, – напоминает филолог.

По его словам, на фоне отсутствия общего понимания того, с чем надо бороться, за бортом остается просветительская работа, которая могла бы положить конец безграмотности.

“Безграмотность сегодня выходит с бытового уровня на уровень публичных выступлений, – говорит Магеррамли. – И самое главное – если ты не любишь родной язык, никакие штрафы не смогут воспитать в тебе эту любовь”.

BBC News