Азербайджан как он есть

В советское время, особенно после Второй мировой войны, история Закавказья была извращена самым бессовестным образом.  Средний советский человек, даже студент-историк, обучавшийся по препарированным коммунистами учебным пособиям, был уверен, что все три закавказские советские республики – Грузия, Армения и Азербайджан – были древними государствами, существовавшими под своими названиями не одно тысячелетие. Если бы тот же советский человек заглянул в зарубежные учебники (что было, по понятным причинам, практически невозможно), дореволюционные или первого десятилетия советской власти справочники и энциклопедии, он бы страшно удивился. Ибо он не нашел бы в них никакого Азербайджана севернее Аракса, – то есть на той территории Российской империи, а затем – Советской России, на которой была создана Азербайджанская ССР.

«Заглянув в русский Энциклопедический словарь издания 1901 г., об Армении мы не узнаем ничего нового: страна существует с древнейших времен… Гумбольдт называл ее центром тяжести античного мира. Относительно Карабаха история свидетельствует, что он был заселен армянами как минимум за полтора тысячелетия до того, как в Закавказье появились первые кочевники-тюрки.

А вот об Азербайджане из словаря можно приобрести прежде неизвестную информацию: «Азербейджан, или Адербейджан (степная страна), в древности Атропатена, провинция Персии; 104 000 кв. км с 1,5 млн. жителей, премущественно туркмен и курдов…» Вот он, дореволюционный Азербайджан – персидская провинция, не имеющая к России никакого отношения! Но кто же тогда обитал на территории, которую несколько последних десятилетий называли «Советским Азербайджаном», как и почему возникло это словосочетание?»[i]

И в первые десятилетия советской власти, – по крайней мере, в период существования Закавказской Федерации (ЗСФСР) – в советских справочных изданиях не скрывали, что Советский Азербайджан есть не что иное, как искусственное производное от провинции «Азербайджан» в соседнем с СССР Иране.

Посмотрим, что говорится об Азербайджане в I-м томе (1932 г.) Малой Советской энциклопедии. «Азербайджан, 1) крупная сев. провинция Персии, площадь – ок. 104 тыс. км2. Ок. 1.500 тыс. человек. Главные города – Тавриз, соединен жел. дор. с СССР (через Джульфу), Урмия, Хой, Соудж-Булак, Ардебиль, судоходное озеро Урмия, реки Аракс и Кизил-Узен. А. связан шос. Дорогой Эрзерум-Трапезунд с Черным морем. Богатый фруктами район, хлопководство. Оживленные торговые сношения с СССР. Импорт – около 20 млн. р., экспорт – около 12 млн. р. 2) А. – см. Азербайджанская ССР»[ii].

Итак, Азербайджан – провинция на севере Ирана. Азербайджан – трансформировавшееся сначала в арабской, а затем в тюркской транскрипции иранское название этой земли – «Атрпатакан». Последнее же происходит от греческого «Атропатена», то есть страна Атропата, сатрапа Александра Македонского, создавшего на развалинах былой империи государство, которое сатрап назвал собственным именем.

Отметим, что ни в МСЭ, ни в дореволюционных изданиях, Азербайджан никогда не называется ни страной, ни государством. И это правильно, ведь Азербайджан – всего лишь историческая провинция государства Персия.

Весь этот набор школьной информации является откровением лишь для людей, воспитанных в советское время и лишь по советским же учебникам. До середины 1930-х все эти сведения умещались в багаже любого более или менее образованного человека. О дореволюционном (до 1917 года) периоде и говорить не приходится.

Прошедшему гимназический и, тем паче, университетский курс истории дореволюционному россиянину кто-либо сказал, что Азербайджан расположен в российском Закавказье. Да он просто посчитал бы своего визави выжившим из ума! Ибо заявить такое было аналогично тому, чтобы сказать, что Афганистан находится в Туркестане…

Итак, как же случилось, что «юго-восточный угол Закавказья» в 1918 году получил название «Азербайджан», коим до того называлась исключительно северная провинция Персии?

Ведь ни в одном историческом источнике, ни на каком языке вплоть до начала XX в рамках Закавказья (т. е. севернее Аракса) не упоминается о существовании Азербайджана. Возьмем, например, изданный в 1936 году сборник документов «Колониальная политика российского царизма в Азербайджане в 20-60-х гг. XIX в.», посвященный территориям, вошедшим после советизации Закавказья в АзССР. К удивлению человека непосвященного, в 460-страничном сборнике, в который включены архивные документы русской администрации Закавказья, слово «Азербайджан» («Азербиджан») упоминается лишь единожды. И, разумеется, в отношении персидского Азербайджана[iii].

Не правда ли странно: ни слова «Азербайджан» применительно к территориям, сведенным воедино в советском сборнике, посвященном политике царизма в Азербайджане? Впрочем, таковы были парадоксы коммунистической историографии.

Посмотрите на карту российских приобретений в Закавказье1813 года по Гюлистанскому договору и убедитесь, что Азербайджан («Адербейджан») остался в Персии, и никогда не входил в состав Российской Империи.

 Между тем, прекрасно известно, что название «Азербайджан» применительно к территориям, вошедшим в 1920-е годы в АзССР, стало применяться лишь после 1918 года. А именно после установления на части этих территорий турецкого оккупационного режима в последний год Первой мировой войны и провозглашения так называемой «Азербайджанской Демократической Республики».

Искусственность и политическая ангажированность этого были очевидны современникам. Вот что писал о создании марионеточного образования русский патриот, лидер Белого движения генерал Антон Деникин в своих «Очерках русской смуты»:  «Все в Азербайджанской республике было искусственным, «не настоящим», начиная с названия, взятого заимообразно у одной   из провинций Персии. Искусственная территория, обнимавшая лезгинские Закаталы, армяно-татарские Бакинскую и Елизаветпольскую губернии и русскую Мугань и объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантюркизма и панисламизма на Кавказе. Искусственная государственность, так как на этих землях, лежавших на пути великого переселения народов и подвергавшихся воздействию разнообразных культур сменявшихся завоевателей, жили всегда разрозненные мелкие племена, враждовавшие друг с другом и доныне еще сохранившие черты кочевого быта. Наконец, искусственно держалось и азербайджанское правительство: первоначально – волею Нури-паши, потом – генерала Томсона и в дальнейшем – просто по инерции»[iv].

Тысячи турецких офицеров, инструкторов и просто аскеров с начала оккупации Закавказья влились в ряды так называемой Кавказской мусульманской армии, ставшей прообразом армии АДР. Турецкие советники и получившие добрый заряд пантюркизма в Стамбуле, Казани и Бахчисарае лидеры закавказских татар встали у руля никем не признанной АДР, которую вскоре заняли англичане.

Не прошло и года после ухода англичан, как в Баку вошли большевики. Аппетиты последних распространялись далеко за границы бывшей Российской империи. То есть не только на настоящий Азербайджан, но на территорию Персии в целом. Туда уже направлялись (десант в Энзели и т.п.) военные экспедиции с целью «экспорта мировой коммунистической революции». Сохранялась и надежда на советизацию постосманской Турции. В этих условиях «Азербайджанская Демократическая Республика» оказалась, как нельзя кстати, в качестве плацдарма для распространения коммунистической экспансии на юг и восток.

Между прочим, тот же прием использовался Советами и впоследствии. И не только в том же северном Иране, где после Второй мировой войны уходящие из Ирана оккупационные советские войска создали и вооружили провозгласившие себя независимыми от Тегерана буферные Азербайджанскую и Мехабадскую республики. Другой яркий пример, – создание Сталиным накануне войны с Финляндией 16-й союзной республики –   Карело-Финской ССР.

Готовясь же к возврату в лоно СССР Бессарабии, Сталин не только образовал, но и всячески укрепил в составе советской Украины, на левом берегу пограничного Днестра Молдавскую АССР, – плацдарм для броска в Бессарабию (будущую правобережную Молдавскую ССР). Так и получилось, что в первые десятилетия существования Молдавской ССР практически все руководящие ее кадры были выходцами из Приднестровья и ряда соседних регионов Украины…

Исключительность Советского Азербайджана заключалась в том, что он был искусственно создан на землях, никакого отношения к Азербайджану вовсе никогда не имевших.

Известный историк академик В. В. Бартольд уже в советское время писал, в связи с этим: «…термин Азербайджан избран потому, что когда устанавливалась Азербайджанская республика, предполагалось, что персидский и этот Азербайджан составят одно целое… На этом основании было принято название Азербайджан, но, конечно, теперь, когда слово Азербайджан употребляется в двух смыслах – в качестве персидского Азербайджана и особой республики, приходится путаться и спрашивать, какой Азербайджан имеется в виду, Азербайджан персидский или этот Азербайджан…»[v]

Александр АНДРЕАСЯН


[i] «НГ-Содружество», № 4, апрель 1999, стр. 5

[ii] МСЭ. «Советская энциклопедия». Москва. ОГИЗ РСФСР.  Том I. 1932 г., стр. 146

[iii] «Колониальная политика российского царизма в Азербайджане в 20-60-х гг. XIX в.». Часть I, АН СССР, М.-Л., 1936 г, стр. 300

[iv] А.И.Деникин. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Распад Российской империи. Октябрь 1918-январь 1919. Воспоминания. Мемуары. Минск. Харвест. 2002, стр. 297- 298

[v] Бартольд В. «Сочинения». Т. II. Ч. I, с. 703