Турция рвется в Закавказье. Эрдоган и Алиев угрожают Москве дестабилизацией ситуации

В преддверии дня независимости Республики Арцах азербайджано-турецкий тандем опять активизировал свои слаженные действия по вдавливанию карабахской повестки себе угодное себе русло. Прежде всего, следует вспомнить звонок Алиева Путину, заявления нового министра иностранных дел Азербайджана в Москве и любопытные подробности относительно визита главы минобороны РФ Шойгу в Баку. На первый взгляд, все эти телефонные переговоры и встречи весьма обыденны и спокойно вписываются в спектр довольно интенсивных, многоплановых отношений Москвы и Баку.

Однако, если верить азербайджанским утечкам, на сей раз Баку поставил перед российскими партнерами весьма жесткие вопросы и продемонстрировал что-то подобное политическому прессингу. Уже известно, что министр Байрамов на первой встрече с Сергеем Лавровым пытался подчеркнуть свою категоричность и непреклонность в сравнении с «мягким» Мамедъяровым, стремился придать своему образу качества непробиваемого переговорщика, который не отступит ни на шаг от черты, проведенной его патроном-максималистом в переговорной повестке по Карабаху. Надо заметить, такой «анонс» ничуть не смутил маститого российского министра, который терпеливо, в характерной себе манере принялся обрабатывать байрамовское сознание, с целью затащить его в пределы орбиты реального положения дел в переговорном процессе.

Что касается Алиева, то, по уверениям азербайджанских СМИ, он требовал от президента Путина объяснений по вопросу последних беспрецедентных поставок российского вооружения Армении. Якобы, те же упреки адресовались и Шойгу, который, опять же, по уверениям бакинских пропагандистов, оправдывался перед азербайджанским руководством, что, дескать, никаких оружейных поставок не было, и что военно-транспортные самолеты РФ доставляли в Армению стройматериалы для плановых ремонтных работ на 102-ой российской базе в Гюмри.

Весьма вероятно, что Баку таким, образом, действительно, пытается надавить на Москву с целью недопущения наблюдаемого потепления отношений России и Армении, которые, как казалось Баку, за последние два года претерпели серьезную трансформацию, с выгодным для Азербайджана знаком минус. В таком случае, возникает вопрос: какими контршагами может грозить Баку Москве, если открыто высказывает ей свое категоричное неприятие дружественных жестов последней в отношении к Еревану? Ведь подобный тон предполагает наличие серьезного арсенала контрмер, которыми азербайджанская сторона в силах ударить по влиянию России в регионе в целом и в Азербайджане, в частности. На этот вопрос можно ответить, если рассматривать поведение Азербайджана в контексте комплексных действий совместно с Турцией.

Дело в том, что параллельно последней активизации азербайджанских политиков и пропагандистов, Анкара тоже на своем ответственном фланге развернула интенсивную агитационную деятельность. С момента старта совместных турецко-азербайджанских учений турецкая проправительственная пресса отметилась рядом публикаций за авторством довольно известных экспертов и журналистов, в которых те высказывали мысль о возможности основания Анкарой в Нахиджеване и Баку военных баз. Некоторые даже разоткровенничались настолько, что признали де-факто наличие таковых в Азербайджане, и, согласно им, якобы, дело сталось лишь за приданием правовой обертки свершившемуся факту. Дескать, мы, турки уже давно имеем в Азербайджане своих инструкторов, технику и соединения, а потому следует только юридически безупречно оформить факт присутствия турецкой армии на территории Азербайджана. Также была озвучена мысль о том, что совместные турецко-азербайджанские учения весьма кстати обеспечили переброску большого количества турецкой техники в Азербайджан, и возвращать всю ее обратно в Турцию не стоит. Базы следует укомплектовать именно этой техникой и обслуживающим ее личным составом.

Излишне говорить, что в современной Турции ни одна политическая публикация в СМИ (к примеру, в данном контексте упомянем газету Daily Sabah, которая, в числе иных масс-медиа, опубликовала заявления эксперта аналитического центра «Анкара-Москва» Энгина Озера о целесообразности основания турецких баз в Азербайджане) не может выйти в свет без ведома или даже без подачи властей этой страны. Следовательно, можно с уверенностью утверждать, что в Турции стартовала масштабная пропагандистская компания с целью формирования общественно-политического запроса по открытому военному освоению Анкарой Азербайджана.

Именно, учитывая эту подготовительную кампанию в СМИ, становятся понятными причины жесткого тона диалога Баку с Москвой. Алиев дает понять Москве, что при дальнейшем процессе сближения России и Армении, при условии продолжения поставок российского оружия армянской стороне, при нежелании Москвы взять в основу переговорного процесса условия Баку, Азербайджан готов дать Анкаре зеленый свет на старт предметных переговоров вокруг вопроса размещения в Азербайджане турецких военных баз. А чем это грозит позициям РФ в регионе, излишне говорить.

Но у этой совместной комбинации Анкары и Баку есть второе дно. Ведь нельзя же рассматривать эту комбинацию, как исключительно шантаж, как намерения Анкары и Баку, которые, якобы, приобретут плоть лишь после того, как российские военно-политические власти откажут в услуге Алиеву. А если предположить, что Алиев и Эрдоган совместно уже решили вопрос размещения турецких баз и дерзкие нападки азербайджанского президента на Кремль вызваны необходимостью показать глубокую обиду и разочарование? То есть, Баку играет на опережение, генерирует свое крайнее недовольство на пустом месте (когда еще за 20 лет Алиев мог требовать у Путина объяснений по поводу тесного взаимодействия в рамках союзнических отношений Москвы и Еревана?), дабы как-то оправдать перед северным соседом факт, перед которым его поставит в ближайшем времени. Ведь в случае правдоподобности этой версии Алиеву действительно придется аргументировать перед всесильной Москвой подобное судьбоносное для региона решение о размещении иностранных баз на территории Азербайджана. Если же следовать логике этой версии, то в ближайшее время можно ожидать от Баку новых выпадов в адрес Москвы и новые постановочные сцены антироссийской истерии. Ильхаму Алиеву после судьбоносного «Рубикона» нужны будут какие-никакие оправдания, дабы выставить свою страну обманутой русскими жертвой, которая, якобы, была вынуждена опереться на более надежное турецкое плечо.

Косвенно эти предположения подтверждает и статья в «Независимой газете». В своей публикации автор говорит о том, что де-факто турецкая армия уже в довольно серьезном формате присутствует в Азербайджане, и что Баку осталось лишь предоставить Анкаре официальный статус наличествующим у себя турецким базам. Якобы, Турция с Азербайджаном в качестве главного аргумента на подобного рода тесное взаимодействие приводят сложившуюся опасную ситуацию у нефтегазовых и транспортно-логистических коммуникаций на северо-западе Азербайджана. Они считают, что бои в Товузе были инициированы именно Россией, которая, будто бы, глубоко обеспокоена тем, как азербайджано-турецкие газопроводы ТАР и ТАNАР сильно ударили по российским политико-экономически интересам в Европе, и, следовательно, Москва может вновь заставить Армению ударить по этим коммуникациям и установить над ними контроль. Также «Независимая газета» утверждает, что Турция уже успела перебросить в Нахиджеван укомплектованные преимущественно из туркоманов отряды боевиков из формирований «Султан Мурад», «Свободной Сирийской армии» и «Хамзат» общей численностью в 500 человек. Согласно газете, Азербайджан тем самым дает понять России, что меняет ставку в игре за Карабах и отныне более не верит искренности Москвы, но готов полностью доверить судьбу эрдогановской Турции.
Любопытно, что сразу же после выхода статьи в «Независимой газете» МО Азербайджана выступило с опровержением нашедших место тезисов. Однако, как ни странно, ведомство Даргяхлы больше сфокусировалось на информации о переброске сирийских боевиков, назвав эти данные клеветой и домыслами. Относительно же турецких баз заявило, что таковых на территории Азербайджана нет. Но при этом и не опровергло утверждения газеты, что они будут. Весьма интригующе, не правда ли?

Ну и конечно же, для довершения картины напомним здесь о статье, опубликованной на днях в международной прессе известным американским дипломатом в отставке Метью Брайзой. Случайно или нет, но Брайза выступил в прессе, как бы, полемизируя со своим коллегой, тоже бывшим сопредседателем от США Минской группы ОБСЕ Ричардом Хогландом, который пару месяцев назад высказал мнение, что карабахский конфликт правильно было бы законсервировать и передать протекторат над спорной территорией ООН. Всем известно, что Брайза, даже уже будучи на посту сопредседателя, выказывал особые жесты симпатии Баку, что наводило на мысль об особой связи американского дипломата с западными политико-экономическими структурами, которые усердно лоббировали интересы Азербайджана в Европе и Америке. После женитьбы Брайзы на политической деятельнице с турецкими корнями Зейно Баран эти подозрения только подтвердились. Именно они стали стимулом к тому, чтобы армянское лобби в Сенате и Конгрессе фактически торпедировало назначение президентом Брайзы на должность чрезвычайного и полномочного посла США в Азербайджане. Как утверждалось тогда, ангажированный Брайза с большой вероятностью продвигал бы интересы Баку и Анкары в Вашингтоне, нежели наоборот. В дальнейшем Брайза не раз подтверждал свою турко-азербайджанофильскую позицию в контексте развитий в регионе, что доказало уместность усилий армянского лобби!

И вот ныне Брайза в очередной раз отличился любопытными мыслями, которыми не случайно поделился именно в пиковый момент активизации политико-пропагандистского похода азербайджано-турецкого тандема на Москву.

Во-первых, Брайза также указал на наличие угроз нефтегазовым и логистическим коммуникациям Азербайджана. Он как бы вторит азербайджанцам с турками о возможных намерениях армян с подачи русских атаковать эту стратегическую инфраструктуру. Во-вторых, Брайза высказывает убеждение, что никакая международная структура – ни ОБСЕ, ни ООН – ни сейчас, и ни после консервации под протекторатом не в силе решить карабахский конфликт. Как бы наперекор Хогланду он заявляет о том, что урегулированием конфликта должны напрямую заняться Россия с Турцией. Только заинтересованность этих двух держав, а также их рычаги воздействия на стороны могут разрядить ситуацию и выкристаллизовать для конфликтующих сторон взаимоприемлемое решение. В-третьих, Брайза намекает, что, по сути, такой формат посредничества де-факто уже имеет место, о чем свидетельствовал последний звонок Эрдогана Путину и их долгий разговор на тему опасных развитий на армяно-азербайджанской границе.

Как же следует понимать размышления Брайзы? На наш взгляд, он осторожно продвигает идею о прямом вовлечении Анкары в процессе решения карабахской проблемы. То есть, Брайза пытается реанимировать инициативу, которую Турция в течении двадцати лет стремилась воплотить в реальность. Последние ее попытки расширить формат посреднической миссии ОБСЕ путем вовлечения в нее нескольких других стран-участниц Минской группы, включая саму Турцию, были в очередной раз отвергнуты Ереваном.

Брайза подспудно намекает Москве, что если она действительно хочет прочного мира в своем «подбрющье», то ей следует все же смириться с фактором интересов Анкары, отмахнуться от Минского формата и наладить прямые переговоры о судьбе Карабаха с Анкарой. Если же Москва совместно с Ереваном раз за разом будет отвергать дипломатические попытки Турции принять участие в процессе, то ей придется иметь дело с нарастающим год за годом военным проникновением Анкары в Азербайджан, а оттуда и вовсе на весь Кавказ. Далее Брайза ссылается на телефонные звонки Эрдогана Путину, и с удовлетворением отмечает, что, по сути, такой процесс взаимодействия уже де-факто существует и его Москве с Анкарой, несомненно, следует углубить.

Можно предположить, что, таким образом, Метью Брайза старается создать хотя бы видимость того, что Кремль действительно не видит более альтернативы турецкому предложению и, учитывая возрастающую из года в год военно-политическую мощь Турции в регионе и мире, делает шаги к постепенному допуску Анкары к зоне жизненных интересов в Закавказье. Иначе говоря, России, заинтересованной к тому же в отколе Турции от НАТО, не остается ничего, как договариваться напрямую с Эрдоганом и впустить Турцию в закавказские дела. Кстати, этот ход, якобы, также сведет к минимуму влияние на регион Вашингтона с Брюсселем.

Мало сказать, что идеи Брайзы совпадают с видением будущего региона Анкарой и Баку. Они их просто-напросто копируют. Налицо все признаки шантажа, который вложен в уста видного турко-азербайджанского лоббиста политиками из Анкары и Баку. По сути, Эрдоган и Алиев угрожают Москве дестабилизацией ситуации во всем Закавказье и перспективой вторжения турецкой армии в регион под предлогом защиты стратегической инфраструктуры, нефтепроводов и газопроводов, обеспечивающих энергетическую безопасность многих стран. Анкара дает понять Москве, что, либо та мирно соглашается на политико-дипломатическое вовлечение Турции в Закавказье, либо станет очевидицей проникновения в регион турецких прокси и учреждения на территории Азербайджана крупных авиационных баз, а также размещения наземных сил. В таком случае баланс сил в Закавказье непременно будет нарушен и России придется приложить колоссальные усилия для гарантированной защиты своей союзницы Армении, учитывая отсутствие с ней сухопутной границы.

Именно на такие выводы наталкивают размышления о последних шагах Анкары, Баку и выступления эмиссаров тюркского тандема, подобных Метью Брайзе. Становится очевидным, что Турция окончательно затянула Азербайджан в сферу своей геостратегической орбиты и его посредством усердно развивает влияние в регионе. Она зазывает Россию на торг и раздел региона, в противном случае угрожая создать проблемы, которые без нее решить Кремлю не удастся. По существу, это ползучая экспансия, которую, надо признаться, и Москва, и Ереван допустили обоюдно, в следствии неких разногласий, недопониманий и откровенных ошибок в отношении друг к другу.

Вероятно, осознанием допущенных просчетов можно объяснить ряд последних контактов и договоренностей между Москвой и Ереваном, в результате которых военно-техническое сотрудничество поднялось на новый уровень, были сняты проблемные вопросы относительно дальнейшей деятельности крупных российских компаний в Армении (к примеру, ЮКЖД), а в самом Арцахе на государственном уровне были инициированы действенные шаги по более явственной ориентации культурно-образовательной жизни республики на Россию.

Очевидно, что в регионе Закавказья все более явственно вырисовываются линии противостояния между естественными союзами, те самые линии, которые, исходя из целого спектра обстоятельств десятилетиями усердно, но безуспешно ретушировались.

Богдан Атанесян