Круг замкнулся. Алиев добрался до точки, которая ознаменует его конец

Круг замкнулся. Алиев добрался до точки, к которой он сумасбродно шел в течение пятнадцати лет, и которая ознаменует его конец. Конец его бесславной стези верховного главнокомандующего, конец его позорного президентства и, очень может быть, конец его никчемного физического существования. Алиев не сдержался-таки и поставил на кон все, что судьба подарила ему по чисто случайному стечению обстоятельств – наследственную власть, положение и государство. Алиев пошел ва-банк, повинуясь собственному тщеславию и советам подобных себе, одурманенных безнаказанностью спесивых безумцев, и ныне проигрывает все.

Теперь уже можно с уверенностью зафиксировать факт: азербайджано-турецкое беспрецедентное наступление, сравнить которое по огневой мощи и концентрации сил едва ли можно даже с самыми впечатляющими эпизодами 90-ых, захлебнулось. Это не значит, что не будет новых попыток и что алиево-эрдогановская орда повержена окончательно. Но это совершенно явственно указывает на то, что дело идет именно к этому. «Боевой дух» гонимых на передовую азербайджанских солдат убывает, а армянские силы с каждым разом наращивают интенсивность контрударов и карательных мер. Шоковый пик обороняющейся стороной пройден и на очереди уже мощный ответ, в безальтернативности которого пусть никто не сомневается.

Не будем здесь вдаваться в анализ обстановки, перечислять вражеские потери, рассказывать о безуспешных попытках противника прорвать линию армянской обороны с последующим выходом на оперативный простор. Оставим эти разборы экспертам и военным, а лишь обратим внимание читателей на следующее обстоятельство, с чего и была начата эта заметка.

Итак, Ильхам Алиев безвыходно оказался в замкнутом круге. Он готовил свой народ и убедил его в неминуемом и быстром захвате всего Арцаха… и не только (речь, как минимум, идет о Сюнике).Тем самым, он в последний раз заимствовал у своего народа политический и моральный кредит на фронтальную войну в Карабахе. Он заставил народ принести в жертву этой своей изначально обреченной идее жизни солдат, бюджетные миллиарды, безопасность общества и государства. В залог же против кредита предложил свою репутацию, а, выражаясь предметно, право на власть. Но оно теперь прогарает. Неприступные стены Арцаха, его славные защитники ныне рушат планы азербайджанского президента и его «непобедимая армия» вместе с отрядами наймитов выдыхается и уверенно теряет силы.

Алиев ныне в бешенстве, поскольку его просчет очевиден, поскольку он недооценил противника, как впрочем уже бьется в истерической нопе и его напарник Эрдоган. Ведь когда рано или поздно боевые действия прекратятся и окончательно рассеется обволокшая сознание общества пелена лживой пропаганды об успехах на передовой, «залог», оставленный президентом, будет растоптан беснующимися толпами в Баку, на гянджинском майдане, на площадях и улицах всех азербайджанских городов.

Алиев понимает,чем грозит ему неудача с обещанным «освобождением» Карабаха или хотя бы одного района, а также великолепно знает, что при прекращении боевых действий не сможет уже подобно апрелю 2016-го «выехать» на паре сотен гектарах «освобожденной родины». Поэтому до соглашения о перемирии, он будет в отчаянии опять и опять бросать в бой обескровленные свои части, что, собственно, сейчас и делает. Однако в таком случае весьма высока вероятность того, что терзаемые армянской обороной турко-азербайджанские войска в скором времени уже побегут с передовой. Перемена конфигурации фронта за счет азербайджанских территорий весьма возможна уже в ближайшие дни.

Получается, что Алиев не может позволить себе довольствоваться нынешним положением дел, не может остановить их сейчас, но и продолжение их чревато огромными рисками для него. Таким образом, вырисовывается тот самый замкнутый круг, выскочить из которого ему без потери лица уже никак не получится. Если, конечно, изначальный план по разгрому армянских сил не осуществится. Однако, как было уже сказано выше, шансы на подобный исход он безвозвратно утратил.

Арцахская армия непоколебимо стоит на страже границ и крушит врага. За спиной армянского воина родная земля, дом и семья, а в руках его или, точнее, под ногой – судьба спесивого диктатора-сумасброда.

Богдан Атанесян