Ходжалынские события часть 1 (Халид Бакинский)

После создания Азербайджанской армии Аязу Муталлибову продолжали мешать люди из НФА. Пытались всякими методами ввести своих людей в Министерство Обороны
Итак, понял я, начался следующий этап ползучего переворота. На прицеле – создающаяся армия Азербайджана. Армянские сепаратисты и пятая колонна Гейдара Алиева играли против молодого государства в четыре руки.
Майор ОБХСС Искандер Гамидов, неуемный карьерист Рагим Газиев, адепт бессмертной мафии Этибар Мамедов и мелкий уголовник-рецидивист Фахмин Гаджиев ворвались в кабинет министра обороны Азербайджана и, оскорбляя его, потребовали подать в отставку. Апелляция профессионального военного к закону не возымела никакого воздействия на фронтистов
Что предпримет Главнокомандующий? Чернь, ведомая депутатами и членами Республиканского Совета Обороны дискредитирует президента, самовольно смещает назначенного им министра обороны… Каким будет ответный шаг президента Муталлибова?.. Он издает указ о снятии с должности министра обороны генерал-лейтенанта Валеха Баршадлы и назначает на эту должность военного комиссара республики полковника Таджеддина Мехтиева, присвоив ему звание генерал-майора
Генерал Мехтиев нетипичный офицер для коррумпированной системы военкоматов. Он закончил военную академию, дослужился в Советской Армии до командира полка. Его мотострелковый полк был лучшим в Группе Советских Войск в Германии. Такой человек мог быть опасен для клана. Чего доброго, и в самом деле начнет создавать армию, удержит Карабах. В чем же тогда обвинять Муталлибова, чем мутить воду, чем будоражить народ?

 

Спустя 15 дней после его назначения фронтисты вновь окружают Министерство обороны, опять наймиты мафии врываются в кабинет министра и требуют его отставки. Мехтиев угрожает применить оружие. Вид пистолета и явное намерение министра исполнить свою угрозу заставляет лже-патриотов ретироваться. Но оппозиционная пресса полощет его имя, невежественные журналисты безнаказанно оскорбляют его, считая свои нападки на «министра обороны президента Муталлибова» признаком патриотизма. Мехтиев считает, что его репутацию и пост сможет спасти успешная военная операция. В январе он планирует очистить армянское село Дашалты от боевиков. Отсюда они совершают вылазки на окраины Шуши и окрестные села, фактически блокируют шоссейную дорогу между Шушой и Лачыном. План армянских сепаратистов прост: три азербайджанских района – Кельбаджар, Лачын и Губадлы – отделяют их от Армении. Но и основные шоссейные дороги, соединяющие эти три района, а также Шушу с остальным Азербайджаном, проходят по территории, населенной в основном армянами. Эти главные магистрали фактически уже перерезаны. Остались две обходные дороги: в Кельбаджар по чрезвычайно крутой горной дороге через Муровский перевал, в Лачын и Шушу – окружным шоссе длиной почти в 400 км (вместо прямых 38 км от Агдама до Шуши через Степанакерт) через Физули, Джебраил, Зангилан, Губадлы, Лачын и до Шуши. Прямую дорогу в Кельбаджар через Мардакерт армянские боевики перекрыли наглухо. А обходную дорогу через Муров с выходом на Ханларский район они держали под обстрелом из Чайкенда, пока село не очистили советские войска. Но все равно, не обустроенная и опасная дорога через Муровский перевал не могла обеспечить полноценную связь района с внешним миром. Оставалось перерезать шоссе из Шуши в Лачын, и тогда город и район оказались бы в полной блокаде. Вылазки террористов из Дашалты, убийства мирных жителей, милиционеров и военных были подготовкой к главным операциям сепаратистов. Генерал Мехтиев решил ликвидировать опорный пункт террористов
Не только вся Шуша, но и окрестные районы знали, что министр обороны приехал в Шушу очищать Дашалты от боевиков. У армии еще не было контрразведки, особого отдела, никаких служб, обеспечивающих секретность. То, что обсуждалось на любом военном совещании, быстро становилось достоянием жителей. В регионе, где было много смешанных браков, где вольготно действовали агенты противника, утаить информацию было невозможно
В густой туманный день операция «Дашалты» началась и завершилась провалом. Село не было взято, боевики устроили несколько засад, в жестоком бою с обеих сторон погибли десятки бойцов. Отсутствие координации между различными отрядами не вызывало никаких сомнений. Впоследствии за эту операцию генерала Мехтиева отдали под суд, но он был оправдан. На суде было доказано, что азербайджанская армия потеряла 35 бойцов. По косвенным данным, армянские боевики понесли не меньшие потери. Но оппозиционная пресса подняла большой шум. Поражение Наполеона под Ватерлоо, фельдмаршала фон Паулюса под Сталинградом оплакивались не так шумно, как оплакивали фронтисты гибель азербайджанских бойцов под Дашалты
Функционеры НФА привозили тело каждого погибшего в Карабахе азербайджанца в Баку, устраивали пышную церемонию прощания в клубе им. Шахрияра (бывший клуб Дзержинского), где произносились гневные слова в адрес предателей – генерала Мехтиева и президента Муталлибова. После чего гроб с телом погибшего несли на плечах через весь город от клуба до Аллеи павших героев в Нагорном парке, где были захоронены жертвы 20-го января. Шествуя с гробом мимо резиденции президента Азербайджанской Республики, фронтисты, влившиеся в ряды Шиховского батальона Национальной Армии, палили из автоматов в воздух. Президент, надо полагать, наблюдал за этими вызывающими действиями из своего кабинета на пятом этаже и ничего не предпринимал для прекращения целенаправленной кампании НФА по дискредитации президента, министра обороны и армии. Надо отметить, число погибших азербайджанцев в карабахской войне в период годичного правления НФА перевалило за 10 тысяч, но фронтистская власть приказала хоронить их только в тех селах и городах, откуда они были родом. Эльчибей так объяснил свое решение: «Пусть в каждом селе и городе будут могилы, куда будут приходить люди для принесения клятвы». Во времена НФА могилы и памятники советским воинам, павшим в Великую Отечественную Войну, были полностью заброшены, остались без государственной заботы и ухода, праздник Победы 9-го мая отменен.
Что же сделал президент Муталлибов после атаки фронтистов на нового министра обороны? Что он сделал после того, как оппозиция злонамеренно раздула неудачу в одном бою местного значения до масштабов общенациональной катастрофы? Он уволил генерала Мехтиева, и на его место назначил Тахира Алиева, милиционера из Кузбасса
Тахир Алиев, огромный толстый мужчина без следов малейшего интеллекта на лице, прославился тем, что на суде по делу сдачи Шуши на вопрос судьи о том, почему он, имея необходимые силы и средства, не двинулся из Лачына в Шушу, ответил: «Хорошо сделал!» А также прославился открытым взяточничеством в бытность председателем Государственного таможенного комитета, куда его назначил Гейдар Алиев в награду за оскорбительные выступления в Милли Шура против «своего близкого друга Эльчибея» летом 1993-го года
После того, как НФА добился отставки двух профессиональных военных с поста министра обороны и торпедировал процесс формирования Национальной Армии, пришла пора четко довести до сведения общественности, что Муталлибов теряет Карабах. Тем более, что армянские боевики вместе с частями 366-го советского полка, расквартированного в Степанакерте, систематически нападали и сжигали азербайджанские села Нагорного Карабаха, а население частично убивали, частично брали в заложники и пытали, большую же часть изгоняли. Более 50 сел было сожжено, а население изгнано. Лидеры НФА нанимали автобусы, привозили несчастных и озлобленных беженцев к резиденции президента, устраивали там митинги протеста против «предателя Аяза Муталлибова». Тем временем Шиховский батальон заполнялся как искренними патриотами, обманутыми лидерами НФА, так и авантюристами и криминальным элементом, собравшимися под знамена Эльчибея. Теперь надо было совершить некую знаковую акцию, чтобы добить президента Муталлибова. (Конец второй республики)
Анализ причин провалов азербайджанской армии под Даш-алты и других участках наглядно доказывает, что наши части потерпели поражения в результате предательства. И в этом предательстве замешаны многие оппозиционные лидеры, знавшие о планах военных
Восстановление конституционного порядка в Нагорном Карабахе не было выгодно оппозиции, решившей во что бы не стало захватить власть в Азербайджане (Т.Джафарли)
Другой политической ошибкой азербайджанской стороны того периода был ввод частей регулярной армии в Карабах.
Инициаторами ввода регулярной армии в Карабах была также оппозиция. До сих пор вспоминается действие Президента республики А. Муталлибова после трагедии 20 ноября 1991 года. Выступая перед депутатами Верховного Совета, он умолял их не вводить регулярных войск в Карабах. “Если даже собьют мой вертолет, не надо вводить туда регулярные войска” – говорил он чуть не плача от ярости.
Пока в Карабахе происходили стычки армянских сепаратистов с ОМОН-цами, которые надо сказать с честью выполняли свой патриотический долг по установлению конституционного строя в Нагорном Карабахе, карабахская проблема являлась внутренней проблемой Азербайджанской республики и ее разрешение в рамках внутренней проблемы не представляло никакой трудности. Ведь применение ОМОН говорило о том, что Азербайджанская Республика восстанавливает в Карабахе закон и порядок, а ввод войск в Карабах, к чему стремилась оппозиция, стал поворотным пунктом в потере азербайджанских земель
В эти дни “Независимая газета” писала, что армяне ввод регулярной азербайджанской армии в Карабах встретили с радостью и празднично отметили. т.к. ввод войск в Карабах превратил армянскую сторону в поборника человеческих прав – федаи- во восточному- в людей, которые борются за свободу.
После такого поворота событий они стали получать солидную помощь со стороны европейских государств и США. Это привело к тому, что конфликт усугубился, и процессы, происходящие в Кавказском регионе, управлялись уже со стороны
Карабахская проблема – внутренняя проблема Азербайджанской Республики – превратилась, в международную, и в этом несет не только политическую, но уголовную ответственность тогдашняя оппозиция и ее руководители, участники политической авантюры. (Т.Джафарли)
Как вы можете наблюдать делалась все для того, чтобы скинуть А.Муталлибова с поста президента Азербайджанской республики. Каждое его действие пытались подать в наихудшем виде. Даже когда А.Муталлибов подписал договор о входе Содружество независимых государств его шаг преподнесли как предательство
С газетных страниц нынешний спикер Народного собрания М.Алескеров обвинял президента в предательстве интересов нации за то, что он хочет войти в СНГ или же другие лидеры оппозиции: тогдашний Председатель Народного Собрания Нахичевани Г.Алиев, поддерживая эти обвинения, угрожал выходом Нахичевани из состава Азербайджанской республики и т.п.
Психологическое давление, каждодневные митинги с угрозами оказали свое отрицательное воздействие на принятие неправильного политического шага – отказ от СНГ. Тогда никому даже в голову не приходила мысль о том, что через полтора года после прихода к власти и М.Алескеров, и Г.Алиев со семимильными шагами войдут в СНГ и забудут то, что они говорили народу в конце 1991 года. Наверняка они знали, пассивный в политическом отношении азербайджанский народ не напомнит этим лидерам их прошлые заявлении. (Т.Джафарли)
Оппозиция заголосила: Муталлибов вернул Азербайджан обратно в русскую империю, предал независимость и суверенитет родины. Разъяснения сути Договора экспертами во внимание не принимались, шла яростная кампания клеветы и шельмования Муталлибова. В те дни я написал статью в «Азадлыг», где сравнивал СНГ с Британским Содружеством Наций, где бывшие колонии сотрудничают с метрополией. Я писал, что СНГ позволит минимизировать ущерб от развала единой страны, цивилизованно развестись и сохранить позитивные достояния прошлого. Этой статьей я увеличил лютую ненависть к себе нацеленных на переворот лидеров НФА. Контролируя Милли Шура, фронтисты не допустили ратификации Договора, более того, саботировали любое сотрудничество Азербайджана с Россией. Было ясно, что становление молодой азербайджанской государственности не могло идти без влияния мощной Российской Федерации и других стран Содружества, подрыв этих отношений означал ослабление Азербайджана. Это и было целью лидеров НФА, которые руководствовались трупоедской логикой: «чем хуже Азербайджану, тем хуже Муталлибову, следовательно, тем лучше Фронту». (Конец второй республики)
Государственный аппарат работал неэффективно. Президент не имел достоверной информации о состоянии дел в стране. Положение в Карабахе ухудшалось с каждым днем, а Главнокомандующий ничем не управлял. (Конец второй республики)
На этот момент НФА имеет огромную силу, многочисленных людей в вертикали власти. Имеет рычаг для изменения ситуации в худшую сторону. Следующим ударом должен был быть Ходжалы. Ходжалы был маленьким городом находящимся между Степанакертом и Аскераном. Ходжалы была своего рода связью между этими городами.После гибели высокопоставленных чиновников мирное решения Карабахского вопроса стало почти невозможным, так как были убиты все члены комиссии занимающийся проблемой конфликта. Конечно, вместе с этой проблемой была проблема построения новой вертикали власти в которую НФА пыталась впихнуть людей Г.Алиева с целю ухудшения положения в Карабахе тем самым, занижая рейтинг президента А.Муталлибова. НФА имея всю информацию о боевых планах, о возможных операциях передавала эту информацию армянской стороне, в результате чего армяне узнавали про все военные операции и принимали соответствующие меры. После полного захвата силовых министерств НФА начинает дезинформировать президента А.МуталлибоваПостоянные приказы о помощи Ходжалынцам игнорируются, президенту дается неверная информация. Это был отличный шанс ударить по президенту Муталлибову

Мои выступления по телевидению сделали мое лицо узнаваемым, пропуском на любое собрание. В конце января 1992 года Араз сообщил, что министр национальной безопасности генерал Ильгусейн Гусейнов пригласил депутатов из Демблока на совещание в здании ВС. Он предложил пойти туда «посмотреть на своих бывших соратников по Фронту». Я согласился, и мы пошли на чуждое мне собрание.
Убеленный сединами старый генерал рассказал о сложной военной и политической ситуации, в которой оказался Азербайджан. Члены Демблока внимательно слушали его. Затем он перешел к конкретике: «Мы, азербайджанские сотрудники бывшего КГБ, имеем друзей и доброжелателей в Москве. Не все в Москве рады тому, что происходит сейчас в Закавказье. Так вот, от одного очень высокопоставленного московского друга мы получили совершенно конфиденциальную информацию о том, что сейчас разрабатывается план нанесения мощного удара по республике, отторжения Карабаха и восстановления полного контроля бывшего Центра над АзербайджаномДля этого Москва планирует дестабилизировать ситуацию в Азербайджане, оккупировать руками армян Шушу и ряд районов вокруг Карабаха, после чего совершить переворот в Баку, лишить власть легитимности и затем манипулировать этой властью. Как мне не тяжело говорить об этом, но если верить донесению нашего заслуживающего всяческого доверия источника, миссию разрушения страны и создания условий для оккупации всего Карабаха в Москве планируют возложить на НФА».
Тут последовал взрыв возмущения со стороны фронтистов. Орали Искандер Гамидов, Сульхеддин Акперов, другие беи. Генерал выждал, и когда гнев фронтистов иссяк, спокойно спросил:
-Что вы скажете об этой информации?
Заговорил Тофиг Гасымов:
-Мы выскажем свое мнение, если вы откроете нам этот источник. Насколько он заслуживает доверия?
Генерал Гусейнов отеческим тоном начал разъяснять депутату:
– Тофиг бей, вы образованный человек, излишне говорить, что если мы раскроем вам источник информации, мы лишимся его. А это очень опасно для Азербайджана. Сейчас многие вопросы, более того, судьба Карабаха решается в Москве, и мы крайне нуждаемся в достоверном источнике информации.
Тофиг Гасымов упорно гнул свое:
-Откуда мне знать, что вы говорите правду? Может, дезинформацией об опасности, нависшей над страной, вы хотите связать по рукам и ногам демократическое движение? У меня нет оснований верить вашим словам о достоверности источника, пока я не узнаю его имя и должность.
Генерал Гусейнов растерянно замолчал. Демагогия побеждала здравый смысл. И тут, не сдержавшись, я вмешался в разговор и начал почти кричать на своих вчерашних соратников:
-Да врет он, врет генерал Гусейнов про достоверный источник в Москве! Нет у него никого достоверного источника! Он просто списал всю эту информацию с моей редакционной статьи в «Истиглале». Это я пишу, что вы саботируете создание азербайджанской армии и мешаете защите Карабаха. Это я открыто пишу, что вы готовите переворот, спекулируя на поражениях нации, в которых вы сами и виноваты. Это я пишу, что насильственная смена власти ослабит государство, приведет к потере уважения и легитимности, наконец, к потере Карабаха. Может, я пишу неправду?
Растерянно молчал генерал-лейтенант КГБ Ильгусейн Гусейнов, растерянно молчали члены Демблока. Сульхеддин Акперов встал и сказал, обращаясь к остальным членам Демблока:
-Пойдемте. После этого нам нечего здесь делать.
Их, рвущихся к власти «растиньяков» ничто не могло остановить. Это была особая порода людей, коим были чужды понятия чести и Родины. (Конец второй республики)
Тут мы немного отвлечемся от политики и вернемся к насущным проблемам Ходжалы, узнаем, что происходило в Ходжалы, как жили ходжалынцы. Наверное, лучше всех жизнь Ходжалы и ходжалынцев мог бы описать глава тогдашнего Исполкома Ходжалы Эльман Мамедов. Вот что он в своем видео интервью рассказывал Чингизу Мустафаеву:
Чингиз Мустафаев: Эльман муаллим, вы были главой Испольнительного комитета Ходжалы.
Эльман Мамедов: Да.
Чингиз Мустафаев: Я понимаю, вспоминать все это сложно, но если можно расскажите про последние события, и с чего началось взятие Ходжалы?
Эльман Мамедов: Процесс оккупация Ходжалы со стороны армян началось еще с конца августа 1991 года. До того времени преимущество было в наших руках. Мы строили, создавали, превосходили, ездили в бывший Ханкенди, даже и если с охраной, но могли ездить. Армяне уже начинали чувствовать нашу силу. Но потом в республике какая то сила, по каким то причинам начала вытворять такие игры что мы отдали преимущество во всем Нагорном Карабахе (Думаю не трудно догадаться какая эта было сила). Села начали опустошаться, один за другим наши села начали поджигать, народ наш убивать и изгонять. Было странным то, что республиканские органы власти, органы которые должны были этим заниматься смотрели на эту проблему как на не заслуживающую внимания, как будто, так и должно было быть. И, наконец, перед началом Ходжалинской трагедии, в последний раз в Ходжалы военные вертолеты привезли хлеб, горючее из Гянджи 13-го февраля 1992 года. С помощью этих вертолетов мы смоги переправить 200-300 женщин, детей, стариков, больных в безопасную зону. Слава Богу, что мы их вывезли тогда
Чингиз Мустафаев: Минуточку, я извеняюсь, вы сказали про август 1991 года, до того времени в Степанакерте был ли Оргкомитет?
Эльман Мамедов: До того времени в Степанакерте Оргкомитет работал и работал не плохо.
Чингиз Мустафаев: Знаете ли, что я хочу спросить? Я хочу спросить про те изменения в политике, которые произошли после 1991 года
Эльман Мамедов: Уходом Оргкомитета мы потеряли все преимущество. После ухода Оргкомитета остановились строительные работы, остановилось выделение денег, потихоньку все министерства начали уходить из Нагорного Карабаха. Последний раз в Ходжалы по автомобильной дороге мы ездили 30 октября 1991 года. После этой даты с 1 ноября до 25-го февраля в Ходжалы можно было попасть единственным видом транспорта, вертолетом и то когда это было возможно. Последние гражданские вертолеты в Ходжалы летали 28 января. 4-го и 5-го февраля вертолеты привезли нам хлеба, после 9-го февраля и последний раз 13-го февраля. С 13-го по 25-го февраля 1992 года, несмотря на каждодневные обещания о том, что сегодня-завтра откроется автомобильная дорога, и что вот уже отправляем вам помощь, не было никакой связи с Азербайджаном. Но мы жили и терпели. 23-го февраля я открыл последние мешки с мукой и раздал каждой семье по 1-2 кг муки, чтобы дети не умерли с голоду. 24-го февраля находящимся в Агдаме властям Азербайджана с помощью раций всем слышавшим передали информацию что по имеющимся данным который нам дал схваченный армянский боевик армяне в честь погибших в Сумгаитских погромах уничтожат Ходжалы и что операция подготовлена. Мы просили, чтобы отправили нам вертолеты и вывезли женщин, детей. Но никаких действий произведено не было. 25-го февраля приблизительно в 20.30…
Чингиз Мустафаев: Простите, в 25-го февраля в Ходжалы сколько людей было?
Эльман Мамедов: 25-го февраля в Ходжалы было как минимум 3 тыс. человек. Остальные были ранее вывезены по частям, в основном, дети, женщины, больные, старики. А часть мужского населения, когда то перешедшие в сторону Агдама, не могли вернутся из-за отсутствия вертолетов
Чингиз Мустафаев: Ясно, значит, вы заранее сообщали уже о подготовлениях армян…
Эльман Мамедов: Да, я сообщал, что ожидается нападение, и что эту операцию долго готовили, и что это делалось в честь Сумгаитских событий. Приблизительно в 20.30 вечера из 366-го Степанакертского полка военная техника, а точнее такие машины как БМП, БТР, БДМ и даже танки начали окружать Ходжалы со всех сторон. Окружали они Ходжалы часа два. Заняли свои позиции. Они не приближались и стояли на расстоянии 1-1,5-2 километра. Ночю где то в 22.30, возможно ошибаюсь на несколько минут, обстрел начался.
Чингиз Мустафаев: Но видя что вот эти танки, БТРы окружают вас почему вы не начали обстрел этих танков?
Эльман Мамедов: Для того чтобы сбивать такую военную технику и оказывать им сопротивление у нас не было не одного оружия. Не одного! И, во-вторых, им сопротивление должны были оказать со стороны основных сил, со стороны Агдама, Шушы. Должны были обстреливать их чтобы сбить с толку и не дать начать операцию. Мы бы смогли бы заработать для себя несколько часов, чтобы спастись. Кроме того, мы считали, что не мужественно будет оставлять и убегать Ходжалы, думали, возможно, это провокация и хотят нас напугать. Но когда начался обстрел, мы почувствовали что нас уничтожат. Потому что обстрел начался одновременно со всех орудий. Земля задрожала. Не возможно было двигаться. Со всех сторон с помощью военной техники и огнемётов начали сжигать Ходжалы. Вокруг Ходжалы было много деревянных финских, чешских домов, которые и сжигали. Наши бойцы оказывали достойное сопротивление. До двух часов сопротивлялись. Много сыновей осталось там, на полях сражения
Чингиз Мустафаев: Наверное вы знаете что тогда на Государственном телевидении сообщили что один человек погиб один был ранен и на завтрашний день был сообщение что Ходжалы вернули Азербайджанские силы. Что вы думаете об этом?
Эльман Мамедов: Когда мы услышали ту новость… ту новость в котором говорилось что в Ходжалы в результате нападения армян погибло 2 человека и армяне получили отпор и были откинуты и Ходжалы в данный момент защищается с нашей стороны, на тот момент с нашей стороны уже погибло около тысячи человек, более трехсот было взято в плен, более двухсот человек получили ранения, люди погибали и мы сидя в Агдаме слушали эти новости. Слушая новости, удивлялись, кто дает такую информацию?
Чингиз Мустафаев: А потом оставшиеся люди смогли ли выйти из Ходжалы?
Эльман Мамедов: Мы оставшихся людей, женщин, детей, стариков в ту зимнюю ночь провели через эти ледяные реки, лесами в темноте приблизительно прошли более чем десяти километров. Когда открывалась утро мы были в 2-3-х километрах от Агдама. Но к сожалению нам на против никто не вышел и не встретил нас. Мы вышли в открытую зону где уже не было лесов, а с другой стороны уже светало. Оказывается армяне нас прям там и ждали сидя во всех высотах с пулемётами. И там они нас начали в массовом порядке убивать, женщин, детей, больных, стариков, всех! Всех! Никого не пожалели. Маленьких детей убивали из пулемётов, в головы им стреляли. Это армянский фашизм. Как оказалось в мире нет фашизма хуже армянского, и мы это увидели своими глазами.
Чингиз Мустафаев: И наконец такой вот вопрос – многих интересует что стало с аэропортом Ходжалы который был единственным во всем Карабахе и имело стратегическое значение? Я хочу понять, армяне могут ли в данный момент пользоваться этим аэропортом?
Эльман Мамедов: Да, аэропорт в данный момент в руках армян, правда, самолеты еще не летят, но вертолеты уже садятся. Это наверняка. Ходжалы был такой стратегической точкой что если бы мы смогли бы сдержать Ходжалы то Карабах бы не потеряли. Ходжалы была спинным мозгом Карабаха, была опорной точкой. Потому что мы размещались в таком месте где был аэропорт, жд, автомобильная магистральная дорога. Вот этот маленький Ходжалы с населением 5-6 тысяч человек преграждало путь на Аскеран, Агдам и т.д
Чингиз Мустафаев: И наконец, в чем вы видите причину наших бед?
Эльман Мамедов: Я скажу откровенно, и не хочу скрывать, так как мы, скрывая свои беды, дошли до этого. Причину наших бед я вижу в бессмысленной борьбе за власть! В одной республике должен быть один президент. Народ должен выбрать одного человека, давать за него голоса, чтобы он умело управлял страной. И остальные должны ему помогать! Сейчас у нас такое положение, когда не знаешь, кто и чем занимается. Кто президент, кто оппозиция. Кто говорит правду, а кто врет. Не понятно, кто кому служит и у кого какие цели. В этой трагедии мы не знаем кого обвинять. Не знаем, записать на счет тех кто пытается расшатать кресло президента, пользуясь своими правами данными им президентом и которое бросили нас под пули. Или не знаем записать ли это на счет президента чтобы президент совершил суд над теми которым он дал власть а они обманули его и не защитили Ходжалы. Мы не знаем на счет кого записать эту беду и кого история обвинит в этом.
https://youtu.be/OfjGbloHSNc
Это интервью бесценна, она запечатлена на видеокамеру, и мы имеем эти кадры, которые вы сможете также найти в нашем сайте. Но прежде чем начать анализировать это интервью я хотел бы уточнить некоторые детали. Итак, мы знаем, что Г.Алиев посредством НФА ввел в вертикаль власти своих людейПосле чего у него появился шанс нанести сокрушительный удар по президенту Муталлибову и он сделал это. Я попытаюсь объяснить как. Как уже читали ранее, президента дезинформировали во всех направлениях. Игнорировались его приказы о том, что необходимо помочь ходжалынцам, что необходимо пробить блокаду. Одним из важных моментов является рельефная карта Нагорного Карабаха. Итак, рассмотрим карту Карабаха, попытаемся понять, в какой блокаде был Ходжалы, почему блокаду не пробивали и не помогали жителям города. Также рассмотрим вопрос выхода жителей из Ходжалы и их маршрута, так как понимание этого вопроса пролёт свет на скрытые моменты
Print Friendly, PDF & Email