Ходжалынские события часть 2 (Халид Бакинский)

На карте вы можете увидеть, что Ходжалы находится между Степанакертом и Аскераном. После того как был сбит вертолет с высокопоставленными людьми, Степанакерт полностью вышел из-под контроля Азербайджанских властей. После выхода Степанакерта из-под контроля НФА настойчиво пытается заставить президента ввести военные силы в Карабах. Не смотря на все усилия президента, он не может противостоять парламенту в результате чего военные силы дислоцируются в городах, Шуша, Ходжалы, Агдам и т.д.

Вот что вспоминает об этом Т.Джафарли:
Другой политической ошибкой азербайджанской стороны того периода был ввод частей регулярной армии в Карабах.
Инициаторами ввода регулярной армии в Карабах была также оппозиция. До сих пор вспоминается действие Президента республики А. Муталлибова после трагедии 20 ноября 1991 года. Выступая перед депутатами Верховного Совета, он умолял их не вводить регулярных войск в Карабах. “Если даже собьют мой вертолет, не надо вводить туда регулярные войска” – говорил он чуть не плача от ярости.
Это, конечно же, было не ошибка НФА, это была запланированная акция против А.Муталлибова. После дислокации войск на территории Нагорного Карабаха люди из НФА становились военными комендантами в городах Нагорного Карабаха. Комендант означал первый человек по военным вопросам в том городе, где его назначали, и это была огромная власть. После дислоцирования войск армия начала интенсивно обстреливать город Степанакерт, после чего армяне получили право ответить тем же. Естественно, что и другие государства не отказались от помощи армянам
Теперь возвращаясь к карте, мы можем понять, что одно направление атаки было естественно со стороны Степанакерта. Но создается вопрос, каким образом армяне смогли взять Аскеран, который находился между Ходжалы и Агдамом тем самым, отрезав Ходжалы от внешнего мира? И почему находящихся в Аскеране сепаратистов не могли откинуть и пробить блокаду? Ответ прост! Народному фронту это не было на руку, а наоборот НФА пытался усугубить ситуацию в Карабахе, так как отвечать за это пришлось бы не НФА, а Муталлибову. Выбить армян из Аскерана который находился между городами, которые в свою очередь держали азербайджанцы, было бы проще простого. И тот факт, что НФА даже не пытался выбить армян из Аскерана дает нам основание думать, что все это было частью одного плана. Плана, о котором прекрасно знали члены НФА, Абульфаз Алиев, Иса Гамбаров, Этибар Мамедов, Рагим Газиев, которые являлись слугами Г.Алиева.
Вторым направлением атаки было Аскеран-Ходжалы. Давайте теперь попытаемся понять, где массово убили мирных жителей, был ли коридор для выхода мирных жителей и как эти мирные жители пытались убежать от обстрелов.
После начало обстрелов мирных жителей начали выводить в направлении Аскерана а оттуда в направлении Агдама. Об этом свидетельствует и глава Исполкома Эльман Мамедов и все остальные источники. Глядя на карту, вы можете заметить что если из Ходжалы выходить в направлении Аскерана то есть только одна дорога которую прикрывают с двух сторон огромные горы. Эта дорога напоминает своего рода тоннель и другой дороги там просто-напросто нет. Горы довольно таки высокие, 600-800 метров высотой и естественно, что лазить по этим горам было невозможно. А значит, желая того или нет, основная часть людей прошли через эту дорогу, которая ведет почти до самого Аскерана. Это говорит о том, что коридор армянами был оставлен и если бы армяне желали истребить мирных жителей (исключением являлся отряд Арабо о котором расскажем чуть позже), то достаточно было бы занять эту дорогу. О существовании коридора говорят и армяне и азербайджанские источники. Однако все вранье начинается от Аскерана. Вот что утверждает президент Азербайджана на своем сайте:
Подготовка к наступлению была начата вечером 25 февраля, когда боевая техника 366 полка начала выходить на боевые позиции вокруг города. Штурм города начался с двухчасового артобстрела из танков, БТРов и орудий со снарядами “Алазань”. Ходжалы был блокирован с трех сторон, и население было вынуждено бежать в направлении Аскерана. Но вскоре стало ясно, что это было зловещей ловушкой. Около села Нахчеваник армянские формирования открыли огонь по безоружным людям.
Именно на равнине Аскеран-Нахчеваник большинство людей, обессиливших на горных перевалах и в лесах, стали жертвой бесчеловечности, проявленной со стороны армянских вооруженных формирований.
Во-первых, то, что людей убили около села Нахчеваник Аскерана полностью противоречит интервью Эльмана Мамедова и почему-то я верю больше интервью Эльмана Мамедова, нежели нынешнему президенту Азербайджана сыну Г.Алиева. Во-вторых, убитых людей нашли не в селе Нахчеваник а в 2-3 километрах от Агдама. Ведь если бы мирных жителей убили бы в селе Нахчеваник то сесть туда вертолетом, и заснять на камеру жестоко убитых людей было бы не возможно, так как Нахчеваник держали армянские сепаратисты. Зачем врет президент страны Ильхам Алиев не секрет. Видимо пытается прикрыть своего отца, не понимая одного, что правда рано или поздно открывается! Это закон природы!
Но не будем заострять свое внимание на Ильхаме Алиеве и пойдем дальше. Были источники (правозащитная организация Мемориал), сообщающие что, дойдя до Аскерана, люди обошли Аскеран двумя путями. По сообщению источников первая часть людей, дойдя до Аскерана, пошли с восточной окраины города на северо-восток вдоль русла реки, оставляя Аскеран слева. Вторая часть с северной окраины города на северо-восток, оставляя Аскеран справа. Как бы там не было, основная масса мирных жителей было убито именно в 2-3-х километрах от Агдама. Расстояние от Аскерана до Агдама состовляет приблизительно 8 км. (Расстояние от Ходжалы до Аскерана составляет 4 км, соответственно от Ходжалы до Агдама составляет 12 км.). А значит люди успешно прошли через дорогу замкнутую с двух сторон горами, дошли до Аскерана, который держали армяне, обошли его и последовали в направлении Агдама. То есть коридор для выхода был оставлен и это факт!
Но как можем наблюдать со слов Эльмана Мамедова их ожидали именно в 2-3-х километрах от Агдама. И обстреливать их начали, после того как закончился лесной покров, и они вышли в открытую зону. И именно по словам очевидца стрелявшие установили пулемёты на более высоких точках и ждали их. Однако Эльману Мамедову не приходило и в голову, что это могли бы быть и не армяне. (По не подтвержденным данным, полученным от военачальника Азербайджанской армии по мирным гражданам в 2-3х км. от Агдама стрелял отряд Гейдара Алиева состоящий из этнических курдов) Создается вопрос: – Почему армяне пропустили через Аскеран мирных жителей чтобы потом их жестоко убивать возле города Агдам. Второй вопрос: – Если мирные жители успели проскочить, то не ужели армяне пробежали за ними 5-6 км. чтобы жестоко расправится с ними? Вопрос третий: Если армяне заранее создавали пост на этом месте, то, как они это смогли сделать в 2-3-х километрах от города Агдам? Естественно при желании убить мирных жителей их бы просто на просто всех убили на подходе к Аскерану и естественно, что за ними никто бы не бежал 5-6 километров по лесу и не смогли бы армяне из маленького Аскерана создать пост из 20-30 человек в 2-3-х километрах от самого большого города азербайджанцев, где были сосредоточены очень большие военные силы. Вероятности что мирных жителей жестоко убили люди НФА и Гейдара Алиева (не важно, азербайджанцы это были или какие либо наемники) больше чем это сделали армяне, пробежав 5-6 километров из Аскерана
Скопившиеся в Агдаме несколько тысяч вооруженных людей под командованием министра обороны Тахира Алиева (Тахир Алиев – это сын близкого друга Гейдара Алиева) и «полководца» из НФА Фахмина Гаджиева на подмогу, окруженному Ходжалы так и не сдвинулись с места.
Паралич власти был налицо. Силовые структуры из-за саботажа и подрывных действий НФА и слабоволия президента практически бездействовали. Президенту даже информацию из МВД передавали неверную, якобы в Ходжалы погибло несколько человек. Он подвергся уничтожающей критике со стороны оппозиции за «сокрытие правды от народа», хотя несчастный президент был в изоляции из-за некомпетентности своего ближайшего окружения и отсутствия единой управляющей и направляющей воли в государстве. Вернее, такая сила была, но она была деструктивной и планомерно разрушала Азербайджан.
Араз провел в зал заседаний ВС всех членов бюро ЦК АСДГ. Сидя в конце зала, на возвышении, как в амфитеатре цирка, я наблюдал слаженную работу сплотившихся в единую команду противников Муталлибова. Сразу же после показа страшных сцен убитых жителей Ходжалы, начали один за другим выступать лидеры «народного» движения». Каждый из них обвинял в трагедии президента и требовал его отставки. Большинство номенклатурных депутатов, под впечатлением от увиденного, совершенно оробели. Президент Муталлибов был, выражаясь боксерским термином, в состоянии «грогги», т.е. поплыл. Он никого не обвинял, хотя был в праве сделать это: ни саботировавших его усилия премьер-министра, ни занявшего сепаратистскую позицию Гейдара Алиева, ни внешние силы, поддерживающие армянских сепаратистов ни, наконец, подрывающего устои государства НФА. Он вновь пытался умиротворить фронтистов, готов был поделиться с ними частью своих полномочий.
Видимо, с его подачи Араз вновь предложил создать коалиционное правительство, наделенное правом исполнять значительную часть президентских полномочий. Фронтисты с порога отвергли это предложение. Араз предложил передать в Верховный Суд вопрос об ответственности президента и вынести решение о его импичменте только после вердикта Верховного Суда. Фронтисты отвергли и это. Почуяв, что цель в пределах досягаемости, они спешили добить президента. Когда дело касалось власти, лидеры НФА готовы были пренебречь не только правом, но и всем остальным на свете.
НФА мобилизовал около двух тысяч сторонников, окружил здание ВС и никого из находящихся в здании не выпускал. Глава исполнительной власти Баку, бывший директор завода холодильников и друг Муталлибова Руфат Агаев сообщил, что некие силы готовят в Баку погром русских, и он должен уйти, чтобы предотвратить беду.
«Нам только русского погрома не хватает…» – простонал Муталлибов. После этого Руфат Агаев, ведомый Рагимом Газиевым, прошел сквозь фронтистский кордон и исчез. «Крысы начали убегать» – с горечью подумал я. Вернулся со второго этажа Араз, куда поднялся почувствовавший недомогание президент, и сообщил, что того упрашивают подать в отставку два народных писателя. «А это – люди премьера, расчищают место для своего благодетеля» – подумал я. Араз ушел, через некоторое время возвратился и сообщил, что теперь Муталлибова уговаривает подать в отставку Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде«А это старые советские спецслужбы работают» – подумал я.
Араз от имени президента позвонил и вызвал войска, которые остановились совсем рядом в ожидании приказа очистить площадь. Из окружения Муталлибова эту информацию сразу же донесли  националистам. Этибар Мамедов в бешенстве вбежал на трибуну и начал кричать, что если Муталлибов не уберет войска, прольется кровь. Муталлибов приказал войскам вернуться в казармы, из чего следует, что он боялся пролития кровиа Этибар Мамедов – нет. Еще раз повторились уроки 20-го января: для лидеров НФА нет ничего святого, кровь людская для них что водица, и они никогда не остановятся перед кровопролитием ради достижения власти.
НФА продолжал давить на президента, премьер-министр Гасанов, не скрывая радости, многозначительно молчал. Ягуб Мамедов в ответ на просьбы Муталлибова поставить перед депутатами вопрос о снятии блокады угрожал отставкой. Депутаты были абсолютно безвольны и ожидали указаний своего пастыря-Муталлибова. Президенту стало плохо, его давление начало скакать. Приехали медики, сделали ему инъекцию. Он еще мог вызвать особый отряд КГБ, сотни бойцов хватило бы, чтобы разогнать оставшихся на ночь 300-350 человек. Но Муталлибов панически боялся взять на себя ответственность за решение о применении силы и возможное кровопролитие. Ягуб Мамедов также боялся этой ответственности. Только лидеры НФА не боялись ничего, и, как показали дальнейшие события, это вообще не было проблемой для Гейдара Алиева.

Араз возвратился к нам усталый и разочарованный: Муталлибов почти сломлен, отказывается применить силу, отказывается обратиться к депутатам и лично возглавить их прорыв сквозь окруживших ВС фронтистов, отказывается выйти к толпе в одиночку, которая, по мнению Араза, хотя и грозится убить Муталлибова, сделать это в действительности не посмеет. Наконец, Араз сообщил, что Муталлибов из-за угрозы Рагима Газиева оставить Шушу без защиты сломался и сказал, что скоро выйдет к депутатам и объявит о своей отставке.

Вот как описывает эти события американский журналист и писатель Томас Гольц в своей книге «Азербайджанский дневник»:

«Основным вопросом утренней повестки было найти козла отпущения. В данном случае, это была коза: председатель парламента Эльмира Кафарова. Как только сессия началась, она попросила об отставке по состоянию здоровья, каковая тотчас была принята палатой. Но Эльмира не выглядела больной, и потеря поста вовсе не потрясла ее. В перерывах заседаний она улыбалась и смеялась с коллегами, как если бы ничего не случилось. По всему виду Кафаровой можно было судить, что, по сути, это было планом игры: сегодня отставка – завтра возвращение. И по основательным причинам. Она была вынуждена подать в отставку в сентябре 1991 года из-за массовых общественных протестов и негодования по поводу ее замечаний, к несчастью, транслированных в прямом эфире ТВ, что в оппозиции нет никого, кроме наркоманов и пьяниц. После того, как шум из-за неудачно выбранных слов стих, она вернулась на свой пост. (Конец второй республики)
Анализ материалов Ходжалинской трагедии многократно подтверждает объективность наших предположений, ведь в ней повинны не только оппозиция, но и команда президента, честно не выполнившая свои обязанности и все его поручения. Один госсоветник Р.Мусабеков чего стоит. Используя доверие президента, он не только неправильно информировал Главу государства о положении дел в республике, а, наоборот, дезинформировал его. Теперь он превратился в независимого политолога, политические прогнозы которого говорят сами за себя о его дилетантизме в геополитике. (Т.Джафарли)
В стране началась новая борьба за власть. После трагедии 20 ноября 1991 года А.Муталлибов не смог сформировать новую команду. Окружающие его люди управлялись из Нахичевани, и они обманывали его. Материалы Ходжалинской трагедии 26 февраля 1992 года доказывают нашу версию. Все попытки Президента остановить продвижение армян в Ходжалинском направлении фактически бойкотировались его окружением – Тамирланом Гараевым, Расимом Мусабековым и многими другими, благодаря предательству которых Азербайджан до сих пор переживает свои трагические дни.
Вспоминается недавнее газетное выступление Тахмасиба, бывшего председателя НФА Агдамского района, который обвинил НФА в сдаче Ходжалы и государственном перевороте 5 марта 1992 года. Он писал, что “в дни митинга по отставке А.Муталлибова я зашел Абулфазу Алиеву и Исе Гамбарову, умолял их прекратить митинг, дать возможность президенту еще несколько дней, чтобы он очистил Карабах, уже все готово, все ждут его приказа”. Однако они ответили, что “Мы не позволим им делать этого, мы сами сдали города, чтобы убрать его”. (Т.Джафарли)
В придачу к горсти депутатов Народного фронта, скооперировавшихся в Демократический блок, там был удивительльный гость: мэр Ходжалы Элман Мамедов. Мы встречались раньше в сентябре, и я помнил Эльмана, как энергичного человека. Но сейчас он был в состоянии шока, не способным осознать, что 30 членов его семьи погибли, в то время как он выжил в смертельном беге через горы. Он был приглашен для обращения к парламенту. Но Эльман хотел еще чего-то.
– Фильм, – сказал он. – Они не хотят показать фильм.
– Что за фильм? – спросил я, но тут же понял.
Чингиз Мустафаев, известный полевой репортер, заставил, чтобы его взяли на борт военного вертолета, который пролетал над зоной убийств, и снял тела, разбросанные в неглубокой лощине. Это и был фильм, который хотел показать депутатам мэр Мамедов как открытие всех завес для общей дискуссии о трагедии. Но это побуждение было подавлено на основе процедурных норм.
Однако слово фильм (как и все, что происходило) просочилось из парламента и толпа протестующих стала расти.
– Покажите фильм! Покажите фильм! – кричала толпа, и крики были слышны даже сквозь толстые стены и тонированные стекла парламента.
Может, это была предварительная уступка Доллар-Ягуба оппозиции для установления рабочих отношений? Может, это был просто прогиб под давлением, или попытка ублажить всех? Может, он хотел отложить как можно дальше оставшуюся часть повестки: статус президентства, статус Национального Совета, статус армии, статус беженцев? Может, он действительно хотел сам посмотреть фильм. Кто знает? Но когда депутаты вернулись в зал после перерыва на ланч, и оппозиция вновь потребовала показать фильм, Председатель Доллар-Ягуб Мамедов согласился.
Свет померк и четыре монитора, показывающих результаты голосований, стали работать, показывая видеопленку. Прошли первые кадры и следующие 10 минут изменили историю страны. Камера Мустафаева, снимающая из люка вертолета, выхватывала множество объектов внизу на земле. Трудно было сказать точно, что за объекты были внизу. Неразличимая беседа была смешана со звуком двигателя. Затем вертолет приземлился, дверь открылась, и сквозь рев двигателя вертолета был слышен страшный крик Чингиза Мустафаева.
– О, Боже, – сказал он, когда объектив сфокусировался на объектах, которые мы видели с вертолета. –  О, Боже! О, Боже! О, Боже!
Смертельное пробуждение в буквальном смысле. Мертвые тела вернули всех в Карабах. Многие, включая женщин и детей, лежали с руками, поднятыми над головой, как будто они были застрелены после того, как сдались. Другие были обезображены: отрезанные пальцы и глаза, выковыренные ножом. Некоторые были несомненно скальпированы. Все еще рыдающий Чингиз имел достаточно сил, чтобы сделать панорамную съемку горизонта с холмиками и комками, которые когда-то были живыми существами. Они были такими же безжизненными, как их трогательное имущество, среди которого они лежали. Чингиз сделал еще несколько крупных планов и затем несколько кадров азербайджанцев в состоянии истерики, грузящих обезображенные тела в вертолет.
Затем фильм закончился, но началась реакция на фильм: стоны, вздохи и шепот вскипали в зале, как если бы масштаб события проникала в непробиваемые черепа лицемерных депутатов. Они рыдали, охваченные ужасом от страшной и мощной ленты с обезображенными, разлагающимися телами на поле убийства. Что-то большое было сломано, и не было возврата назад. Эльмира Кафарова могла думать о своей отставке, как о временной раньше, но не сейчас. Необходимы были новые козлы отпущения и головы должны были слететь с плеч.
– Истефа (отставка)! – нараспев кричала толпа снаружи. – Истефа!
После перерыва Аяз Муталлибов попросил слова. Выглядел он плохо. Глаза были опухшими, а его уложенная феном прическа – взъерошена. Он сказал, что в последние дни недосыпал, но выглядел он как человек, после пятидневного запоя. Он не выглядел и не вел себя как президент. И когда он оказался на трибуне, он не говорил как президент. (Конец второй республики)
https://www.youtube.com/watch?v=L3pgXv7Qi2k&feature=youtu.be
Шестью месяцами позже из своего московского изгнания Муталибов реабилитировал русских и армян, заявив, что реальными преступниками бойни в Ходжалы были ополченцы, связанные с Народным Фронтом. Не удивительно, что это утверждение нашло широкое отражение в армянской прессе. (Конец второй республики)
5 марта 1992 года в результате государственного переворота, организованного новоизбранным председателем ВС Ягуба Мамедовым, НФА и Г.Алиевым Первый президент Азербайджана покинул свой пост
Однако несмотря на его джентельменский шаг, лидеры НФА начали обвинять его в действиях, которые он не совершал. Поэтому 20-е числа марта 1992 года на площади Свободы представители интеллигенции и люди со здравым умом в знак протеста провели митинг в защиту Первого Президента республика, где из уст выступающих, в том числе и автора этих строк прозвучал призыв о незаконности решения ВС по отношению всенародно-избранного президента и отменить данное решение, требование проведения референдума и объективной оценки Ходжалинской трагедии и наказания виновников.
Митинги протестов по отмене решения ВС проходили в Шемахе, Гобустане, бакинских селах и т.п
5 мая 1992 года перед ВС проходил митинг сторонников Г.Алиева. Сторонники А.Муталлибова разогнали их и заняли площадь
С 5 по 14 мая проходил митинг перед ВС с требованием отчета комиссии ВС по Ходжалы и наказания виновников данной трагедии.
8 мая 1992 года силы, повинные в 20 января, 20 ноября, Ходжалинской трагедии, вывели войска из Шушы, вернее сдали Шушу врагу и тяжелой техникой двинулись не в сторону армян, а в Баку.
14 мая 1992 года решения комиссии по Ходжалы были однозначными -Президент не виновен. Поэтому ВС пересмотрел свое решение об отставке и отменил его. Это было законное решение ВС, который мог отменить свое решение.
Президента А.Н.Муталлибова пригласили на сессию ВС, попросили у него извинения, и он приступил к выполнению своих прямых обязанностей.
Техника и военная сила, выведенная из Шушы в 15 мая 1992 года, вошли в город. Президент А.Муталлибов мог бы остановить их, но он не хотел проливать кровь на улицах родного города, вернее не поднял руку на заблудших сынов отечества. Тихо покинул свой пост. 15 мая фактическая власть перешла в руки НФА, а 19 мая был сдан армянам город Лачын, НФА выполнил обещание данное чиновнику России Бурбулсу***. (Т.Джафарли)

***Факты свидетельствуют, что в середине апреля руководители НФА тайком встретились с Бурбулисом, проармянски настроенным русским государственным чиновником. Они обещали ему Лачынский коридор и Шушу, если русское политическое руководство России поможет им прийти к власти. По всей вероятности российская сторона пошла на это. Ведь оппозицию в Азербайджане поддерживал не кто иной, а сам тогдашний премьер министр РФ Аркадий Гайдар. (Т.Джафарли)

(Видео про то как Аяз звонил Ельцину)

Массовые убийства в Ходжалы спровоцировали кризис в Баку. Азербайджанцы обвиняли правительство в неспособности защитить город. Сотни людей, для которых события в Карабахе до сих пор были чем-то далеким, записывались добровольцами на войну. Обвинений было много, в том числе, например, почему не была предпринята попытка прорыва блокады. Салман Абасов, выживший после событий в Ходжалы, позднее жаловался: “За несколько дней до тех трагических событий армяне много раз предупреждали нас по радио, что собираются захватить город, и призывали нас уйти. Долгое время в Ходжалы летали вертолеты, и было непонятно, думал ли кто-нибудь о нашей судьбе, проявлял ли интерес к нам. Мы не получили практически никакой помощи. Более того, когда была возможность вывезти наших женщин, детей и стариков, нас уговорили этого не делать“. (Томас Де Ваал)
Аяз Нияз оглу Муталлибов ушел в историю «навсегда», став первым не коммунистическим лидером постсоветского периода, который покинул свой пост. За свою службу нации он получил 10 тысяч рублей ежемесячной пенсии. В то время это составляло примерно 100 долларов, через год эта сумма была равна 20 долларам, а еще через год 5 долларам. Эта пенсия может показаться маленькой, но она была в 2 раза большей, чем та, которая была назначена Михаилу Горбачеву, когда тот подал в отставку с поста президента СССР. В придачу к этому Муталлибов получил загородную дачу, 10 человек охраны и автомобиль. Самое важное то, что он получил иммунитет от судебного преследования – пункт, который будет не давать покоя многим людям, так наслаждающимися его уходом». (Конец второй республики)
Даже не знаю, требуются ли какие либо комментарии после всего выше описанного? Позор господа, позор за нашу историю, позор за то, что люди, совершившие эти преступления, сегодня управляют нашей родиной, позор!

П.С Некоторые наши сограждане часто повторяют, что убийство мирных Ходжалынцев исключительно дело рук армянских боевиков, ссылаясь на книгу Маркара Мелконяна, брата одного из руководителей армянских сепаратистов. В книге “Путь моего брата”  Маркар Мелконян пишет о жестокой расправе армянских боевиков над мирными Ходжалынцами:

“Около 11 часов ночи приблизительно 2000 армянских боевиков подобрались по густой высокой траве вплотную к Ходжалы с трёх сторон и стали гнать жителей в оставленном свободным направлении на восток. К утру 26 февраля беженцы достигли восточного пика Нагорного Карабаха и начали спускаться по склону в поисках спасения в азербайджанском Агдаме, находящемся в шести милях.Там, среди холмиков и уже в пределах видимой безопасности, солдаты Нагорного Карабаха их и настигли. “Они только стреляли, стреляли и стреляли”, – рассказала беженка Раиса Асланова, свидетельствуя представителям Human Rights Watch, проводящим расследование. Боевики Арабо затем вытащили ножи из ножен и начали наносить ими удары.”

В тексте говориться, что “беженцы достигли восточного пика Нагорного Карабаха и начали спускаться по склону в поисках спасения в азербайджанском Агдаме, находящемся в шести милях. Или можно перевести так,  в Азербайджанском Агдаме который находился в 6-ти милях (от них). 6 миль = 9.6км как уже говорил ранее. А если отсчитать от Агдама в сторону Аскерана 9.6км то получим абсолютно отличную точку, которая должна находится не далеко от Аскерана. А ведь Эльман Мамедов говорил о 2-3х км от Агдама. Можно смело сделать вывод, что изначально было две группы беженцев. Одни прошли по оставленному коридору и успешно добрались к Агдаму где их настигли скорее не армянские боевики. А другие выбрав пути через горные массивы столкнулись с армянскими боевиками отряда Арабо. По этому прошу не путать одно преступление с другим.
Print Friendly, PDF & Email