БУМЕРАНГ НАСТИГАЕТ ВНОВЬ И ВНОВЬ

Поддержание мира и стабильности в зоне азербайджано-карабахского конфликта, без чего невозможно достижение всеобъемлющего урегулирования, является одной из главных задач посредников от Минской группы ОБСЕ. Сопредседатели стран МГ ОБСЕ проводят в этом направлении определенную работу, но успешной она бывает далеко не всегда. Яркое тому свидетельство – 4-дневная апрельская война 2016 года, когда в условиях сложившегося геополитического противостояния ведущих стран мира Баку попытался молниеносным ударом решить вопрос Нагорного Карабаха.

БЛИЦКРИГ ЗАХЛЕБНУЛСЯ, ПОСКОЛЬКУ АРМИЯ ОБОРОНЫ АРЦАХА и добровольческие отряды показали высокий уровень боеготовности, волю, самоотверженность, высокий патриотизм. Азербайджан понес потери как непосредственно в ходе боевых действий, так и впоследствии на дипломатическом фронте. Международные структуры начали все чаще обвинять официальный Баку в нарушении прав человека, в коррупционных махинациях. Посредники от Минской группы ОБСЕ стали настойчиво предлагать сторонам конфликта внедрить на линии соприкосновения механизмы дополнительного контроля за соблюдением режима прекращения огня.

Ильхам Алиев в сложной ситуации. С одной стороны, давление международных структур плюс простая логика подсказывают ему необходимость конструктивного подхода к переговорному процессу. С другой – действует закон бумеранга. Алиев так упрямо и последовательно насаждал армянофобию, так вдохновенно корчил из себя непобедимого мачо, который вот-вот вернет “оккупированные территории”, что теперь ему сложно публично признать необходимость мирного и компромиссного урегулирования.

В этой связи показателен последний эпизод с переговорами в Женеве, после которых Серж Саргсян отметил, что и он, и его азербайджанский коллега озабочены безопасностью своих военнослужащих. Казалось бы, абсолютно безобидное и очевидное утверждение, но оно так разозлило Алиева, что его подчиненные начали говорить о нарушении Сержем Саргсяном каких-то договоренностей о неразглашении деталей женевской встречи. Судя по всему, причиной раздражения Алиева стало то, что из слов Саргсяна азербайджанскому обывателю стало понятным, что в ходе разговора тет-а-тет двух лидеров обсуждались меры безопасности в зоне противостояния, а вовсе не ультиматумы “грозного азербайджанского мачо”, как хотели бы традиционно представить ситуацию азербайджанские пропагандисты…

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ? НЕДАВНО, ОТВЕЧАЯ НА ВОПРОС ОДНОГО ИЗ УЧЕНЫХ Института национальных стратегических исследований Минобороны о том, что можно посоветовать для проведения аналитических работ, Серж Саргсян подчеркнул: ключевым вопросом при принятии решения является правильная оценка ситуации, что позволяет прогнозировать события.

Применительно к карабахскому урегулированию и последним развитиям оценка ситуации такова, что Ильхам Алиев к урегулированию не готов: бумеранг последовательно насаждаемой им в течение лет армянофобии, бумеранг попирания гражданских свобод в собственной стране и попыток коррумпировать международные структуры еще долго будет бить его по упрямой башке. Значит, как бы официальный Баку ни имитировал готовность к ведению переговоров, армянской стороне не стоит ждать, когда правитель Азербайджана соблаговолит приступить к реализации дополнительных мер безопасности и контроля на линии соприкосновения. На границах продолжаются провокационные обстрелы, а Алиев уже в который раз демонстрирует, что не может быть партнером по переговорам, поскольку не в состоянии или не желает выполнять взятые на себя обязательства. Еревану и Степанакерту не стоит ждать у моря погоды, а, заручившись поддержкой международных структур и посредников, внедрять механизмы контроля в одностороннем порядке. 

Рубен МАРГАРЯН

Print Friendly, PDF & Email