Новое миролюбие Алиева и что за ним стоит

После революционных демократических преобразований в Грузии и в Армении, Ильхам Алиев должен был предложить своим покровителям из числа западных, да и восточных, нечто, что в первом случае могло бы отвлечь их от темы “кто на очереди”, а во втором – актуализировать инструменты потенциального давления на Армению в 2019 году.

Таким предложением не могла стать демократизация в Азербайджане. Поэтому Ильхам Алиев начал имитировать миролюбивую деятельность в направлении урегулирования нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном.

Сразу после декабрьского утверждения армянскими избирателями итогов их апрельской революции, Алиев отодвинул армию с границы с собственно Арменией и заменил их на легковооружённые пограничные войска.

Одновременно, непрезентабельный старорежимный глава азербайджанской общины нагорного Карабаха был заменён на 38-летнего кадрового дипломата. Это должно было послужить несомненным сигналом о готовности Алиева к какой-то форме диалога с нагорно-карабахскими ирредентистами.

Алиев не только хочет на время “отвлечь” Запад от солидарности с демократическими силами Азербайджана, но и представить демократическую оппозицию милитаристами, на фоне которых он выглядел бы голубем мира. Даже члены его семьи сделали очередные заявления, диссонирующие с многолетней милитаристской пропагандой, использовавшейся для подавления инакомысли и демократических процессов.

Что касается его “восточных” покровителей, то игра Алиева в активизацию мирного процесса выгодна и им, потому что когда и если они захотят наказать армянского премьер-министра Пашиняна за излишнее прозападное рвение, то им не найти лучшего предлога для этого, чем “провал переговоров” и внезапная атака азербайджанской армии. Чужими руками – “пусть это сделают посторонние люди, да, и не из нашего района”, – приблизительно так говорил товарищ Саахов в кинокомедии “Кавказская пленница”.

Впрочем, попытка Алиева обозначить оппозицию как милитаристов чревата в высшей степени эмоциональной поддержкой масс оппозиционным силам, что могло бы смести его правительство. Поэтому он пока не может найти нужный способ для этого и пытается запустить такой процесс патриотической экзальтации в рядах оппозиции, в котором лидерство принадлежало бы полностью подконтрольным ему организациям.

Но это практически невозможно сделать, так как на Западе хорошо знают кто есть кто. Да и у нас есть собственная голова на плечах и поэтому мы не собираемся участвовать в таком театре.

Этот театр вреден не только тем, что может привести к расправе над нами по примеру Хашогги на глазах у ведущих стран мира, наивно ожидающих прорыва на переговорах. Главная опасность заключается в том, что внешние силы будут дожимать Алиева по части уступок, так как Пашинян, дескать, зависим от нестабильного электората, а Алиев полновластен.

Поэтому, с точки зрения мирного урегулирвания нагорно-карабахского конфликта в наших национальных интересах, задача демократизации нашей страны приобретает остроту, которую прежде ощущали не так много людей.

Ильгар Мамедов