Хосе Мухика и черный список Азербайджана

У азербайджанских черносписочников появилась новая нестерпимая головная боль.

С «незаконными» посетителями Карабаха более или менее им все было ясно: их аккуратно вносили в перечень нежелательных для посещения Азербайджана лиц, как злонамеренных попирателей целостности и суверенитета АР. Тогда как совсем не понятно, что делать с персонами, организациями и государствами, которые принимают у себя карабахцев и сотрудничают с ними, как с гражданами совершенно самостоятельной и суверенной страны?

Например, что делать с экс-президентом Уругвая Хосе Мухикой, который на днях встретился с министром иностранных дел Арцаха Масисом Маиляном и, кстати, судя по снимкам, был совершенно доволен знакомством. Что делать с председателем Палаты представителей парламента все того же Уругвая Сесилией Ботино, радушно принявшей в руководимом ей законодательном органе все того же Масиса Маиляна?

Или как поступить, скажем, с генеральным директором Первого канала России Константином Эрнстом, позволившим, или, может быть, даже собственнолично распорядившимся, чтобы в репортаже о родине финалиста шоу «Голос. Дети» Миши Григоряна Карабах был фактически представлен в статусе части Армении, а «кутаб с зеленью» в качестве исконно армянского блюда «женгялов (h)ац»? И, наконец, как найти управу на всех членов Сената американского штата Колорадо, 24 апреля принявших закон о признании независимости Республики Арцах? Ведь не вносить же их всех в «черный список» до бесконечности. Ну да, если и вносить, то какой с того резон? Ведь, надо признаться, Хосе Мухике совершенно без разницы, как отреагируют на его поступок в Баку и поэтому вымаливать милости у Лейлы Абдуллаевой с Хикметом Гаджиевым он уж точно не будет.

Но и оставить неприязнь к злостному Мухике не задокументированной, то бишь не внести его имя в список, как-то нелогично. А то представьте, приземлится вдруг каким-нибудь макаром Мухика в аэропорту имени Гейдара Алиева (к примеру, поболеть за отечественную футбольную команду Пеньяроль в игре с азербайджанским клубом Зыря). Приземлится, а там выходит, что его имени в черном списке нет.

И будет тогда и без того ненавистный азербайджанскому МИД Мухика на стадионе имени Тофига Бахрамова скакать на трибуне, улюлюкать и кричать в три горла: «Але-але! Давайте, сделайте их, амигос!». Обидно-то как будет! Ни призвать к порядку, ни экстрадировать и ни застрелить.

Или, предположим, задумает коварный Эрнст оттянуться на попсовом бакинском фестивале «Жара». Предъявит бравому пограничнику Дадашу паспорт, тот сверит данные с черным списком, удостоверится, что гендиректор Первого канала в попирании целостности АР по факту не заподозрен и скажет: «Милости просим, Константин муаллим, к нам в гости в солнечный Азербайджан». И придется тогда терпеть, скрипя зубами, мидовским черносписочникам, как на фестивальном фуршете заглатывает Константин муаллим канапе с халявной зернистой белужьей и подмигивает при этом Айгюн Кязимовой. Досада-то какая!

Словом, ни так, ни этак ни к черту не годится. Ни записать в черный список, и ни проигнорировать. Вот и пребывают на Апшероне в замешательстве и с болью в голове.

А время течет, и сочувствующие Республике Арцах все множатся, что в списке, что вне его… 

Богдан Атанесян