Мнение. Почему так трудно быть пацифистом в Азербайджане

В азербайджанском обществе популярно мнение о необходимости продолжения войны в Карабахе. А армия – что-то вроде священной коровы в Индии, которую нельзя критиковать.

Почти тридцать лет государственные медиа ведут агрессивную милитаристскую пропаганду. И не только медиа. Школы, институты, детские сады прививают людям все ту же идею: любовь к Родине и готовность умереть на войне – это одно и то же.

Люди, не считающие войну верным методом чаще всего помалкивают, чтобы не нарваться на праведный гнев общества. На Кавказе вообще частенько можно попасть в неприятности за выражение «неправильной» точки зрения. Н

едавно над Каспийским морем потерпел крушение истребитель МиГ-29 военно-воздушных сил Азербайджана. По официальной версии – из-за столкновения с птицей. Пилот погиб. Официальные  лица приносили соболезнования родственникам пилота, а тема стала самой обсуждаемой в азнете. 

Один молодой парень с парой тысяч «друзей» в Facebook опубликовал пост о том, что устал видеть везде фотографии пилота —  мол, этот человек был обучен убивать людей и погиб во время испытаний, связанных с его специальностью, ничего особенного. 

Постом делились сотни раз, призывая наказать «предателя». Особо упорные собирались найти его и покарать. В комментариях и в «личку» писали оскорбления и угрозы. 

«Я старался выразить идеи гуманизма, выразить ложность всего, что связано с военной пропагандой. Возможно, получилось так, что я обесценил смерть человека, но моей целью было обесценить смерть, как таковую, лишить ее привлекательности. Я хотел удержать людей от того, чтоб убивать и умирать ради чего бы то ни было». 

И под этим его постом было более пятисот комментариев в духе «Я вырежу всю твою семью».

Был еще один похожий случай. В 2010 году прапорщик Мубариз Ибрагимов, посмертно награжденный медалью Героя, погиб, отражая атаку армян – это была версия властей. Смерть его стала обрастать мифами — дескать, он, устав ждать приказа, добровольно перешел линию пересечения войск и решил погибнуть, уничтожив как можно больше врагов. 

Его фотографии висели на машинах, в автобусах, их ставили на фото профиля. В декабре 2018 года студентка факультета психологии на своей странице в Facebook усомнилась в «подвиге» национального героя. Она написала, что солдаты, которых убил Мубариз, обычные люди, которые тоже хотели домой, не виновные в оккупации территории, произошедшей, возможно, еще до их рождения. Что, действуя без приказа, Мубариз совершил преступление, поставив под угрозу государственную политику.

Люди ринулись в комментарии, писали ей оскорбления, угрозы, называли армянкой (для многих в Азербайджане это оскорбление), звучали призывы найти ее и покарать, было даже видео, где на камеру топтали ее фото. Один из депутатов призвал подать на нее в суд, правда, там отказались рассматривать иск. Медиа также подливали масло в огонь. Со временем все как-то улеглось и забылось. 

Я думаю, что происходит это у нас не только из-за пропаганды ненависти и извращенного патриотизма. Дело тут еще в том, что озлобленное низким уровнем жизни и подавленное страхом перед властями общество боится протестовать. Вместо истинных адресатов их агрессия достается уязвимым – инакомыслящим —  людям, за травлю которых ничего не будет.

Азербайджанская система образования и все прочие системы, через которые государство общается с людьми, учат чему угодно, но только не критическому мышлению, не уважению к чужому мнению, и не лояльности к альтернативным точкам зрения. 

Мода на показной патриотизм стала у нас удобным оружием, которое легко направить на нужную цель.

А конфликт – оправданием, чтобы отодвинуть остальные проблемы на второй план и объявить предателями всех, кто будет о них заикаться. Мы ведь на войне!

Вряд ли риторика властей как-то смягчится в ближайшее время. Остается только надеяться на то, что у людей проснется здравый смысл и они поймут, что расправа с тем, кто «думает неправильно» — это беспредел. Это как минимум незаконно. А беззаконие и беспредел могут коснуться любого, и лично вас тоже.

БАШИР КИТАЧАЕВ, БАКУ