В чем разница между танкистом Агаруновым и рыскающей по ночам мразью с топором

На днях все азербайджанские СМИ дружно сообщили новость о том, что в Баку установлен памятник национальному герою Азербайджана Альберту Агарунову. Судя по тиражируемым в прессе фотографиям, сам памятник уже готов, осталось только благоустроить территорию вокруг него, и поэтому церемония открытия намечена на октябрь

В мероприятии, которое без сомнения будет справлено согласно всем канонам и догмам столь любимой в Азербайджане ура-патриотической церемонии, будут толпы людей, море цветов, вереницы флагов, стаи репортеров и, конечно же, изольются душещипательные речи родственников «национального героя», его сослуживцев-однополчан, представителей МО, ну и, конечно же, наверняка будет зачитано послание гранд-башкана азербайджанской армии Ильхама Алиева. Очень даже может быть, что гранд-башкан собственнолично объявится на церемонию и соизволит собственнолично же зачитать свое послание, потому как из всех ста с лишком «национальных героев» образ Альберта Агарунова пользуется в Азербайджане особой популярностью и, к тому же, нещадно эксплуатируется в чисто политических целях.

Дело в том, что Агарунов еврей по национальности и подчеркнутое чествование его личности – часть многолетней игру Баку с Тель-Авивом под названием «союзники – союзнички». Биография Агарунова, его образ возведены в Азербайджане в ранг символа, в своего рода идеологическую платформу, якобы, смыкающую на себе мотивы тяготения двух народов и государств друг к другу. На самом же деле «взаимосимпатия и теплая дружба» Азербайджана и Израиля продиктованы сугубо прагматичными расчетами (экономика, торговля оружием, вопросы безопасности) и образ Агарунова совершенно не имеет к этому никакого отношения. Просто в Азербайджане им пытаются оттенить и оправдать свои «шоколадные» взаимоотношения со страной, с которой ныне на ножах весь остальной исламский мир, а заодно и придать, так сказать, духовности «шоколаду».

«Я воюю за землю, на которой родился», – сказал как-то Агарунов в интервью Чингизу Мустафаеву незадолго до своей смерти, и именно вокруг этой фразы еврейского парня была сотворена азербайджанскими пропагандистами аура жертвенности и героизма вокруг его образа.

Если по существу, то как утверждают армянские воины, танкистом он был не плохим, достаточно увертливым и быстрым в бою, но звезд с неба конечно же не хватал. Однако азербайджанским пропагандистам нужна была безупречная биография патриота и вереница неописуемых геройств на его боевом пути.  Поэтому-то и начали наращивать азагитпроповцы его боевую биографию самыми необыкновенными эпизодами и подробностями, несуразности и нестыковки в которых их не волновали совсем. Так пошли гулять по миру мифы об уничтоженных Агаруновым десятах единиц вражеской техники и сотнях бойцов, о назначенном за его голову огромном денежном вознаграждении, о животном страхе, внушенном им армянам. В общем, одна сплошная околесица и тотальное отсутствие логики, не говоря, уже о фактах.

Приведем лишь пару примеров. В послужном списке Агарунова, официально опубликованном по случаю присуждения ему звания Национального героя говорится о том, что «во время штурма Шуши (надо понимать, операции армян «Свадьба в горах» – Aysor.am) Альберт Агарунов уничтожил 9 танков и 7 БТР врага». Во-первых, сразу же оговоримся, что будь у арцахских армян на тот момент столько танков и БТР, то боевая операция по освобождению Шуши совсем бы не имела места по банальной причине ненадобности. Шушинский горнизон сбежал бы и так.

Во-вторых, любой мало-мальски трезвомыслящий человек, не говоря уже о военспеце, понимает, что описание сего эпизода – плод больного воображения, более смахивающее на хвастовство «танкового» геймера перед друзьями-коллегами. На самом деле абсолютный рекорд (если можно так выразиться) в этой области установил командир танковой роты Красной Армии Зиновий Колобанов, когда в августе 1941-го близ Ленинграда 5 тяжелых танков под его командованием из засады расстреляли колонну из 43-х немецких легких танков. Гитлеровцы шли единой колонной впритык и поэтому в течении боя не смогли что-либо предпринять. Их боевые машины, застрявшие на месте, просто поджигали, как спичечные коробки. А тут, оказывается, Агарунов в открытом лобовом бою учинил целую «Шушинскую дугу» и один-одинешенек управился с целой армадой армянских танков.

Но и это не все. Сразу же после этих данных азагитпрпроповцы принимаются за описание момента гибели Агарунова. «Ранним утром 8 мая 1992 года Альберт Агарунов вступил в свой последний бой на окраине Шуши. Возглавляемый командиром взвода, старшиной Альбертом Агаруновым, оставшимся вдвоем с Агабабой Гусейновым, головной танк, искусно маневрируя, вышел на огневую позицию и выстрелом в упор подбил танк противника. Вскоре экипаж Агарунова подбил второй танк неприятеля. Меняя позицию, Агарунов заметил на земле, прямо перед своим танком, погибших в бою однополчан. Альберт выбрался из боевой машины, чтобы перенести их в сторону. Добежав до убитых, он начал переносить их, и в этот момент был сражен пулей армянского снайпера».

Выходит, только что (в предыдущем описании) Альберт лично подбил во время шушинского штурма 16 единиц вражской техники, а тут успевает подбить только два танка и погибает. Куда же делись тогда остальные 7 танков и 7 БТР? Или может быть речь идет совсем о другом «штурме Шуши», о котором мы невежественно не знаем, но зато знают азагитпроповцы?

Далее же стоит особо остановиться на детали с телами. Оказывается, во время интенсивного танкового боя с маневрами, командир экипажа может позволить себе остановить машину, вылезти из нее и куда-то переносить тела однополчан, внезапно очутившиеся перед его танком. В другой версии этого эпизода, нашедшей место в прессе, указывается, что тела мешали проходу танка на новую позицию, и Агарунов, подчиняясь неписанному кодексу чести, поспешил оттащить их в сторону. Признаться, такое решение весьма странно, если речь идет не об автомобиле, а боевой машине на гусеницах весом в десятки тонн, маневрировать которой на любом рельефе и обходить преграды весьма не сложно. Тем более, такая оплошность Агарунова недопустима, когда все это происходит в момент интенсивного боя, когда любое промедление боевой машины или ее остановка может стоить жизни экипажу, а, следовательно, и потери ответственной позиции, ему доверенной. Здесь все решают буквально доли секунды.

Поэтому складывается ощущение, что история с телами просто была выдумана, чтобы как-нибудь оправдать имевшее место отлучение Агарунова из танка. Вероятнее всего, его боеприпасы закончились или заклинило машину или она была просто подбита и Агарунов решил спешно покинуть танк, однако оказался под огнем стрелков. Такие случаи весьма распространены на практике танковых баталий. Возможно, посчитав истинную историю с гибелью Агарунова слишком прозаичной и лишенной пафoса, азагитпроп просто пририсовал и приукрасил этот эпизод, довабив туда «тела однополчан» и «благородный поступок» Агарунова. Ведь вся жизнь и особенно смерть «национальных героев» должна быть пронизана изысканным благородством и пафосом. Таков основной канон сотворения идолов из обыкновенных парней, отправляемых в мясорубку бессмысленной войны.

Альберт Агарунов, горский еврей из поселка Амирджан Сураханского района Азербайджана, действительно, был именно таким обыкновенным парнишкой, который счел Арцах «своей землей» и, руководствуясь этим своим ложным убеждением, объявился в армянских горах, где и закономерно нашел свою смерть. Что ж, это был его личный выбор. И теперь на оборванной ниточке жизни этого обыкновенного паренька в Азербайджане нанизывают всю атрибутику понятия «Национальный герой», помпу, ордена, речи, памятники. Впрочем, это тоже дело Азербайджана, вольного самому сотворять себе героев и ставить им памятники. Во всяком случае, памятник Альберту Агарунову не может вызвать у нас обостренного чувства возмущения.

Ведь он сражался за свои убеждения, пусть и ошибочные. Зато он был воином, солдатом, встречающим врага на поле боя, а не рыскающей по ночам мразью с топором.

Потому, уж лучше в Азербайджане героизируют агаруновых, чем сафаровых.

Богдан Атанесян